В мире: Встречи, меняющие геополитику. Выборы, меняющие страну

В мире: Встречи, меняющие геополитику. Выборы, меняющие страну
Африканское окно в Европу


На переговорах между главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем и министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым была затронута тема военного присутствия частной военной компании, известной как «Группа Вагнера», в Мали.

В частности, сообщается о том, что ЕС обеспокоен самим фактом присутствия военной компании, имевшей боевой опыт в Сирии, на Юго-востоке Украины, Ливии и в других горячих точках. А учитывая, что Северная и Западная части Африки находятся в зоне интересов ЕС, в особенности Франции, за которой закреплены основные политические институты в бывших французских колониях, Европейская комиссия рассматривает данную организацию в качестве «руки Кремля», которая под видом частной компании исполняет политические заказы российского правительства.

Прежде чем разобраться в достоверности намерений Москвы вмешиваться в локальный конфликт в далекой африканской стране и почему это должно беспокоить Францию, также расположенную на приличном расстоянии от этой страны, необходимо понять суть самой коллизии, запылавшей в жарких песках африканской Сахары.

1.jpg

Все дело в том, что Африка всегда была местом притяжения многих держав, и одной из них была Франция, чьи колонии простирались на всю западную часть континента. А с падением колониализма французское правительство основало так называемую «Зону Франка», которая включает в себя элементы монетарного, финансового контроля, наличие единого Центрального Банка и обязательства членов зоны.

Некоторые из этих обязательств, кажутся довольно интересными. Стоит, к примеру, отметить, что все страны зоны должны держать больше половины своих золотых запасов в Париже, а учитывая, что большинство из этих стран являются экспортерами продукции добывающей промышленности, то французы охотно пользуются этим и требуют взамен стабильной финансовой системы, привилегии для французских корпораций в виде беспошлинного присутствия на внутреннем рынке этих стран и заниженные цены на сырье, добываемое этими же странами.

Нельзя точно сказать, что такая политика Франции по отношению к экс-колониям плохая или хорошая, справедливости ради стоит отметить и положительные стороны французского влияния: доступ граждан стран зоны в вузы Франции, поддержка стабильности в регионе, стремление расширять сотрудничество в области урбанизации и индустриализации стран. Таким образом Франция на многие годы гарантировала себе пространство взаимной экономической поддержки. Однако с ростом националистических и исламистских движений в этих странах пошатнулись сами устои некогда мощного симбиоза между Францией и зоной.

В результате долгой гражданской войны в Мали, северо-западную часть которой контролируется боевиками Аль-Каиды, Париж не смог показать себя надежным союзником и эффективным военным партнером, в последствии чего, конфликт продолжается по сей день. А неспособность Франции нейтрализовать возможное столкновение между Марокко и Алжиром является основным подтверждением этому.

И учитывая последние события, связанные с созданием блока AUKUS и дипломатическим «унижением» Парижа, возможность активизации антифранцузских настроений в Африке становится все более реальной. В этот же момент в Мали появляются русские, продемонстрировавшие способность сохранять политические режимы в Венесуэле, Сирии, которые имеют ценный опыт борьбы с боевиками исламистов.

Разумеется, африканцы будут отдавать предпочтение русским, довольствуясь их успехами в других конфликтах. Обращая внимания на те геополитические реалии, в которых оказался Париж, Франция будет вынуждена считаться с Москвой. Очевидно, что Россия захочет использовать военное присутствие в Африке в качестве некой разменной монеты. Кремль как бы дает понять, что сближение с Москвой на фоне скандала с США является лучшим выходом для Парижа.

Переориентация ЕС на формирование собственного военного потенциала займет десятки лет, за это время Россия успеет навести порядок во всей Африке и сосредоточить там свое присутствие, ослабить французское пребывание на континенте, вероятность чего пугает Жозепа Борреля. Россия желает сотрудничать с Европой, торгово-экономические связи со странами ЕС потенциально сыграют огромную роль для Москвы.

Сейчас же российское правительство имеет все шансы для максимального сближения с главными эшелонами европейской экономики - Францией и Германией. Если Россия воспользуется этим шансом, то сможет заиметь возможность возглавить процесс деамериканизации Старого Света.

Байден-Моди


Колоссальное значение в процессе деформации западных коалиций играет недавняя встреча Джо Байдена с премьер-министром Индии Нарендрой Моди, прошедшая в Белом Доме. Если пристально вглядеться в международную дипломатию Штатов, то можно заметить ее неизменность: сменяются президенты, каждый из которых является носителем определенной идеологии, но несмотря на это, прослеживается стабильность в общей тенденции международной политике США.

По сути Байден продолжает политику Дональда Трампа и доказательством этому могут служить вывод американских войск из Афганистана, настороженность по отношению к Китаю, создание тихоокеанского блока стран с западной моделью экономики. Расширение глобального стратегического сотрудничества с Индией является логическим продолжением концепции геополитического окружения Пекина.

2.jpg

Напомним, что китайско-индийские отношения всегда были напряженными, все крутилось вокруг спорных приграничных территорий, а одним из главных связующих между этими странами является их членство в BRICS. Также шокирующим заявлением на встрече стало желание Байдена включить Индию в состав постоянных членов Совбеза ООН, в который входят помимо США, Россия, Франция, Великобритания и Китай.

Фактически Байден затронул очень болезненную тему - тему реформы Совета Безопасности, связанную с расширением постоянного представительства. И Байден дал понять, что поддерживает Индию в стремлении стать членом клуба «мировых полицейских», поддерживающих глобальный порядок, даже не взирая на других более традиционных претендентов на членство - Японии, Германии и Бразилии.

Но станет ли Индия соглашаться на более тесное сотрудничество с США? Безусловно - да. Индия давно планировала лишить Китай звания «мировой фабрики» и занять место главной индустриальной державы, а учитывая выгодное экономико-географическое положение этой страны и скорое лидерство в мировой демографии эта возможность становится все более осуществимой.

Дежавю: когда-то один из «азиатских гигантов» уже договорился с американским президентом о реализации гиперэкономического скачка. Речь идет о Дэн Сяопине, который посредством либеральных рыночных отношений с Западом смог ввести в учебники по экономике понятие «китайского экономического чуда».

Возможно в ближайшее время и без того быстрорастущая индийская экономика претерпит еще больший экономический рост, ведь то, что делало Китай привлекательным для иностранных инвесторов уже исчерпало себя: теперь и китайская дешевая квалифицированная сила уже не такая дешевая да и рынок теперь ограничен партийным протекционизмом и переориентацией китайцев на внутренний рынок. Соответственно, конкуренции стало больше.

А Индия имеет как раз-таки все шансы перетянуть одеяло в свою сторону: здесь можно отметить и огромные людские ресурсы, и уровень их квалификации (индийская информационно-коммуникационная промышленность одна из лучших в мире). С геополитической точки зрения Индия лавирует между крупными силами в Евразии, закупая российскую военную технику и сотрудничая с русскими в военно-промышленных вопросах и имея тесные финансовые отношения с ЕС.

Немецкий «светофор»


На выборах федерального канцлера ФРГ лидирует глава Социал-демократической партии Германии Олаф Шольц, на втором месте - блок ХДС/ХСС, показавший худший результат с 1949 года. Несмотря на незначительный перевес в пользу социал-демократов, у христианских демократов есть шанс создать собственную коалицию, что скорее всего маловероятно, так как им придется договариваться с зелеными, которые не питают к ним симпатию.

Многие эксперты предрекают создание парламентского «светофора», в который войдут СДПГ, зеленые и либералы. Планы о создании именно такого коалиционного правительства входят в интересы Олафа Шольца, который неоднократно высказывался за такую сделку.

3.jpg

В целом, итоги выборов были неожиданными для некоторых политиков, несмотря на то, что социальные демократы лидировали в общественных опросах, элиты не верили, что избиратель в день выборов решиться на столь необычное решение. Германия никогда не была на грани создания такого левого правительства.

Неожиданными результаты стали для зеленых и АдГ, которые наделялись на более широкое представительство в Бундестаге. В ближайшее время начнутся переговоры о создании коалиции, на которых решится дальнейшая судьба политических сил Германии. А пока будущие законотворцы решают кто получит сделку, а кто уйдет в оппозицию, канцлером ФРГ продолжает оставаться Ангела Меркель, до тех пока не будет сформировано новое правительство.

Арслан МАМЕДОВ

Последние новости