ЗНАК СУДЬБЫ: знаменитый змеелов Бабаш

ЗНАК СУДЬБЫ: знаменитый змеелов Бабаш

По-разному приходят люди к осознанию собственного предназначения в жизни: одни ищут свой путь годами, иногда всю жизнь, других профессия находит сама.

Одна из самых редких специальностей – змеелов. На территории бывшего Советского Союза их насчитывалось всего несколько десятков человек. Ремеслу змеелова не обучают ни в одном учебном заведении. Основы этого дела передаются от одного знатока к другому. Среди змееловов Туркменистана одним из самых опытных по праву считался Владимир Бабаш.

Впервые парень из украинского села Кипучая Криница столкнулся со змеей, когда проходил срочную службу в Азербайджане.

«Мы знали, что в этих местах водятся змеи, но что встретимся с ними, даже не думали,- вспоминал потом Владимир Михайлович. — Однажды на моих глазах одного из солдат укусила кобра. Подоспевшие сослуживцы понесли бедолагу в медпункт. Я стоял как вкопанный, и завороженно смотрел на кобру, от которой исходил какой-то магнетизм. Это длилось несколько секунд: змея приняла боевую стойку и слегка покачиваясь, гипнотизировала меня. Когда оцепенение прошло, я сделал шаг вперед, но змея мгновенно скрылась в зарослях. С того дня у меня и появился интерес к этим загадочным существам, от которых исходит какая-то магическая сила».

Поначалу ловля змей была просто развлечением – солдатская служба зачастую скучна и монотонна. В свободное время он выходил на охоту. «Однажды в палатку, где мы жили, я принес в мешке добычу – шесть гюрз, — рассказывал Бабаш.- Мешок завязал и лег спать. Проснулся утром и обомлел: рядом со мной под боком лежит моя вчерашняя добыча. Это они так об меня грелись: гюрзы — теплолюбивые создания. Ребята в палатке уже проснулись, и лежали молча, боясь пошелохнуться. Медленно-медленно я выбрался из-под змей и положил всех в мешок. Оказывается, в нем была незамеченная мною прореха, через которую они выбрались. В тот же день меня отселили в пустую палатку».

Служба подходила к концу, но Бабаш уже определился, что делать дальше: он станет змееловом. Но просто добывать рептилий это одно, а вот как работать с ними, как брать яд, кормить, знать змеиные повадки – это целая наука. Кто может этому научить? Навел справки и узнал, что в Туркменистане, в Бадхызском заповеднике давно живет и работает знаменитый герпетолог Юрий Александрович Орлов. К нему и направился вчерашний солдат.

Юрий Орлов стал для Бабаша первым учителем. Он объяснял ему все нюансы и премудрости работы змеелова. Змеелов – профессия не просто редкая, она и одна из самых опасных. Если у скалолазов, воздушных гимнастов или каскадеров есть страховка, то у змеелова страховки нет – все, что он делает, – смертельный риск.

Поработав какое-то время в Бадхызе, набравшись опыта у наставника Орлова, Бабаш стал действовать самостоятельно. Он перебрался в Каракала, где ему выделили дом. В живописном Багандарском ущелье, в нескольких километрах от Каракала построил серпентарий и с десяток просторных вольеров, в которых обитали кобры и гюрзы. Здесь же находилась и лаборатория, где все было приспособлено для взятия яда у змей. На калитке была изображена кобра. Это вроде как предупреждение: не заходи, опасная зона. Но все и так знали, что сюда лучше не заворачивать.

Яд Бабаш брал у змей сам, не доверяя никому. Всего в серпентарии насчитывалось до тысячи змей. В вольерах они содержались с апреля по октябрь, когда яд самый насыщенный, а затем выпускали в природу, чтобы змеи могли дней 15-20 «пожировать», и уйти в спячку.

Бабаш относил их туда, откуда брал. На кончике хвоста змеи, называемом анус, делалась отметка, свидетельствующая о том, что эту змею уже «подоили», и ее черед теперь наступит в следующем году. Казалось бы, змеи похожи друг на друга, но даже через год Бабаш узнавал своих питомцев.

Змеи тоже требуют заботы и внимания. Бабаш тщательно следил за тем, чтобы его питомцы не болели, чтобы не подхватили какую-нибудь заразу. Знал он и их рацион, например, кобра питается лягушками и жабами, а гюрза только воробьями и птичкой-песчанкой. Бабаш сам отлавливал воробьев и песчанок, а жаб и лягушек добывали другие члены бригады, в том числе жена Бабаша и его дочери — восьмилетняя Гала, и двенадцатилетняя Таня, которых он привез из Украины в Туркменистан. Они стали его верными помощниками.

Змеиный яд используют давно. Яд гюрзы — самый мощный. Ареал обитания кобр достаточно обширен, а вот зона распространения гюрз охватывает территории всего лишь Азербайджана, Узбекистана и Туркменистана. За сезон Каракалинский серпентарий давал 500 граммов сухого яда, а ценится он дороже золота.

Например, гюрза дает за сезон 0,5-0-7 граммов, а кобра 1 грамм, но яд гюрзы дороже стоит. За более чем 25 лет работы змеелов поймал более четырех тысяч змей. А всего через его руки прошло свыше сорока тысяч рептилий, ведь каждую змею приходилось «доить» по 8–10 раз за сезон.

Долгие годы Бабаш был дружен с охотником Владимиром Лаптевым. «Он был человеком хлебосольным, исключительно порядочный, никому никогда не отказывал в помощи»,- рассказывает Владимир Викторович.

— Мы вместе охотились на кабанов, ходили на рыбалку. Свой регион Бабаш изучил отлично, знал каждый кустик, каждую щель в зарослях. Местные жители, с которыми у него сложились дружеские отношения, охотно приглашали к себе домой. Сами жители на змей не охотились, у туркмен ловля змей не принята — табу, но подсказывали, где их можно добыть.

— Хороший следопыт, он умел читать следы, знал все повадки зверей. Змеелов – это название профессии, на самом деле, это призвание. Бабаш говорил: «Чтобы ловить змей нужно не иметь страха. Боишься – к змее не подходи».

— Самого Бабаша змеи кусали или, как он говорил, били шестнадцать раз. Трижды попадал в реанимацию. Последний раз был самым опасным – его тюкнула гюрза. Обычно он лечился дома, но на этот раз пришлось отправиться в больницу. Четыре дня мой друг боролся за жизнь, потом десять дней отлеживался. Спрашиваю: какое ощущение? Как будто палку воткнули в живот,- отвечает. Каждые полчаса-час он ел мороженое, чтобы унять боль. Последний укус был в руку, начался некроз, но руку ему сохранили. Только один палец у него с тех пор не сгибался. Но при этом он все равно любил змей.

В Туркменистане обитают четыре самых опасных вида пресмыкающихся – кобра, гюрза, щитомордник и эфа. Сталкиваясь с человеком, змеи ведут себя по-разному: кобра поднимается вверх, становится в стойку, всем видом предупреждая – не подходи! Гюрза же бьет без предупреждения. Не менее опасная змея – эфа. При встрече с ней шансов выжить практически нет. Все змеи кусали Бабаша, но, к счастью, за все годы работы ни одна эфа не тронула змеелова.

«Коварнее и опаснее змеи, чем гюрза, я не знаю, — говорил Владимир Михайлович. — Зубы у нее очень острые — до двух сантиметров длиной. Причем гюрза не впрыскивает весь яд сразу. Она может укусить подряд несколько раз. Укус гюрзы нередко бывает смертельным, если сразу не принять мер. Меры простые: в первый момент после укуса надо отсосать яд из ранки. Если я иду с партнером, то задача упрощается — мы помогаем друг другу. А если иду на отлов один, и меня змея кусает в то место, откуда невозможно отсосать яд, например в ногу сзади, то скальпелем делаю надрез, выдавливаю кровь, а затем обкалываю ранку новокаином».

В походной аптечке Бабаша всегда лежали остро отточенный скальпель, новокаин в ампулах, шприц и флакон с противоядием «антигюрзин».

Ловлей змей Бабаш увлек и своего младшего брата Виктора. Но его работа продолжалась, к сожалению, недолго. Обычно Бабаш работал в паре с братом. Но в один из дней он уехал в город, а Виктор с товарищем ушли на отлов. В ущелье они разделились. Товарищ Виктора вернулся, а брат пропал. Его искали всю ночь. Только утром нашли, но уже мертвого. Гюрза попала ему прямо в вену. Но умер он не сразу – пытался идти, но не смог… Похоронили его в районе Чендырь, неподалеку от того места, где он погиб.

Бабаш был хорошо знаком с Николаем Николаевичем Дроздовым — членом Российской Академии естественных наук, профессором, автором десятков книг о животных, ведущим программы «В мире животных». Дроздов — большой любитель змей, обладатель большого домашнего серпентария, не раз бывал в Туркменистане. И не раз он показывал знаменитого змеелова в своей передаче «В мире животных», писал о нем статьи.

Однажды Бабаша пригласили работники «Мосфильма» выступить в роли консультанта в фильме «Змеелов», по повести Лазаря Карелина. Как вспоминал Владимир Михайлович, его задачей было обеспечить максимально приближенную к реалиям роль. Но съемочной группе так и не удалось уговорить главного героя, которого играл Александр Михайлов, поработать в кадре с настоящей коброй. Михайлов наотрез отказался, поскольку панически боялся змей.

Вместо кобры выступил дублером желтобрюхий полоз. И все же Бабашу удалось мелькнуть в кадре. Он на несколько секунд заменил Михайлова, но виден был только со спины и в накинутом на голову капюшоне. Бабаш был также консультантом в фильме «Фраги, разлученный со счастьем» киностудии «Туркменфильм».

За более чем 25 лет опасной, но необходимой работы, Бабаш поймал более четырех тысяч змей. Свыше сорока тысяч держал в руках. Яд, который добывал Бабаш, спас жизни многим людям. Один только Каракалинский серпентарий обеспечивал бесценным лечебным сырьем медицинскую промышленность огромной некогда страны. Серпентарий Бабаша считался в ней лучшим. Но, что поделаешь… обстоятельства бывают порой сильнее нас. Бабаш переехал на жительство в Ростовскую область. Там он продолжал заниматься своим любимым делом.

Много лет ловлей змей занималась и жена Бабаша — Наташа. Профессию отца продолжила и его младшая дочь – Галина. Сейчас она живет на Донбассе, и на ее счету более двух тысяч гюрз, кобр и других пресмыкающихся.

…Он родился в Год Змеи, и это, возможно, определило его судьбу. «Повезло тебе, — подшучивали над ним друзья, — стал знаменитым герпетологом. А вот родился бы в год Крысы, или Быка, чем бы тогда занимался?» Кто знает, может этот знак и стал его путеводной звездой. Впрочем, если бы он появился на свет под любым другим знаком, все равно стал бы змееловом.

В феврале 2019 года знаменитого змеелова не стало.

Он бесконечно любил туркменскую землю, служению которой отдал больше четверти века, любил свою работу, простых, отзывчивых и доброжелательных людей, с которыми его свела судьба, и Туркменистан, который стал его малой родиной.

Владимир ЗАРЕМБО