Залетин: Космонавтов, как Кононенко, в мире по пальцам пересчитать

Залетин: Космонавтов, как Кононенко, в мире по пальцам пересчитать

Четвертый полет в космос уроженца Туркменистана Олега Кононенко завершился всего полтора месяца. За время работы на орбите он провел десятки научных экспериментов и исследований, в том числе, по печати живых тканей на трехмерном биопринтере. И даже установил мировой рекорд по продолжительности пребывания на МКС.

Суммарно за все четыре полета у него вышло 737 суток. Но для Олега Кононенко, как стало известно ORIENT, это не предел. Он замахнулся на еще один рекорд — тоже мировой.

Об этом рассказал другой известный космонавт — Сергей Залетин. В Ивановскую область, где многие космонавты проходят послеполетную реабилитацию, он приехал на фестиваль «Открытое небо».

В детском технопарке «Кванториум» состоялась встреча космонавта со школьниками и всеми, кто интересуется космосом. Место для общения оказалось очень удачным – по дизайну интерьера здание напоминает межзвездный корабль. Спросили Сергея Залетина, конечно, и о недавно вернувшемся из полета Олеге Кононенко.

— Космонавтов мало, и мы все друг друга знаем, — отметил Сергей Викторович. — К тому же у меня должность сейчас такая – советник главы Центра подготовки космонавтов. Могу несколько слов сказать про Кононенко. Сейчас является командиром отряда. Красивый, умный парень. Нормальный такой, амбициозный. В такой степени эти амбиции свои возвысил, что пытается все рекорды побить. Я в хорошем смысле это говорю. Мы в своем кругу, это своя семья.

Рекорд по пребыванию на МКС, как уже упоминалось, Олегом Кононенко побит. Но первое место по общей продолжительности нахождения в космосе без увязки с этой станцией занимает сейчас Геннадий Падалка. Первый его полет был еще на станцию «Мир», и с учетом всех полетов он провел в космосе 878 дней.

— По своему потенциалу Олег Кононенко, в принципе, к нему близок. Я с ним сейчас переговорил и сказал, что ему не хватает более 120 дней, чтобы «сместить с пьедестала» Гену Падалка, который в свое время сместил Крикалева, — рассказал Сергей Залетин.

И отметил, что сейчас Олег Кононенко восстанавливает силы после полета, но планов в стороне не оставляет:

— Я надеюсь, года через два с половиной он выполнит свой рекордный пятый полет и станет абсолютным рекордсменом мира по общему пребыванию в космосе. Таких космонавтов, как Олег, конечно, по пальцам пересчитать в мире. Ну, понимаете? Станет первым в мире! Среди космонавтов, конечно, круто. Я ему белой завистью завидую.

Залетин пришел в космонавтику из летчиков, а Кононенко – из инженеров. «И, тем не менее, он сохранил в себе это неуемное желание экспериментировать, летать. В какой-то степени это, действительно, уникальный человек», — говорит о коллеге Сергей Залетин.

Зашла речь на встрече и о еще одной интересной теме, связанной с Туркменистаном. Школьники спросили, остается ли в силе давняя традиция смотреть перед стартом фильм «Белое солнце пустыни».

Началась она с экипажа корабля «Союз-12». Тут надо сделать небольшое отступление. Дело в том, что космонавты считаются едва ли не самыми суеверными людьми на планете. Так ли оно на самом деле – не нам судить. Но факт в том, что впервые космонавты посмотрели перед стартом «Белое солнце пустыни», после того, как предыдущий экипаж — «Союз-11» — погиб при возвращении на Землю из-за разгерметизации спускаемого аппарата на большой высоте.

После этой трагедии просмотр фильма стал своего рода «талисманом» — после удачного приземления космонавты экипажа «Союз-12» говорили, что с ними был «товарищ Сухов», подбадривающий в трудные минуты.

— Фильм понравился космонавтам. Так получилось, что после просмотра полеты закончились очень успешно в плане выполнения заданий. Решили внести в обязательную программу просмотра перед стартом, — сказал Сергей Залетин.

Действительно, фильм используется в качестве пособия для обучения космонавтов киносъемкам. Как строить план, как работать с камерой, как выставлять сцены. Космонавты знают этот фильм более чем наизусть.

И все равно, традиции, по словам Залетина, не изменяют: где-то за двое суток до старта основной и дублирующий экипаж просматривают этот фильм.
— Этот фильм стал классикой, мы любим его, потому что сюжет классный и артисты. Они приезжали в Звездный городок, в отряд, рассказывали, как снимали. Кузнецов, Спартак Мишулин часто приезжал.

Фильм снимали сначала на западном побережье Каспия, а потом и на восточном – в Туркменистане. И съемки, к слову, завершили ровно полвека назад.

Причем, киношедевр Владимира Мотыля мог снимать и другой режиссер — Андрей Тарковский. Известно, что такое предложение ему поступало.

Было и нечто общее в работе двух мэтров. Зоя Кайдановская – дочь Александра Кайдановского, сыгравшего сталкера у Тарковского, рассказывала на встрече со зрителями в Иванове о самоотверженности съемочной группы в той самой загадочной «зоне»: «Например, было огромное поле – все усеянное одуванчиками. И Андрей Арсеньевич сказал: «Желтую траву истребить!». В этом всем поле вся группа выдирала одуванчики».

В Каракумах во время съемок фильма Мотыля пейзаж оказался тоже неподходящим для классического образа пустыни. В тот год было много дождей, и пустыня была, как шутят ботаники, «кустыней». Отказываться от Каракумов режиссер не стал, но на спецоперацию по прополке песков от кустящихся растений задействовали армейские силы. Снимали фильм не только в пустыне, но и в окрестностях города Байрамали.

Все туркменские кадры ленты Олегу Кононенко, конечно, родные. А самими Каракумами он не раз любовался из иллюминатора МКС и даже фотографировал. Это его увлечение.

Вот что рассказывал он мне еще несколько лет назад, когда в санатории Решмы в Ивановской области проходил реабилитацию после второго своего полета:

— У нас рабочий день оканчивается в 18.30 или в 19.00, после этого — разбор полета. А потом уже наше личное время — делаем, что нам нравится. Впечатляют с такой высоты Анды. Очень красива Австралия. Есть красота и в пустыне. Кстати, пролетая над Туркменистаном, где я родился, фотографировал родные города — Ашхабад и Туркменабат. Ночью они залиты огнями, очень красиво!

Над притяжением родной земли невесомость не властна. Земля в иллюминаторе для Олега Кононенко — это не только величавые ландшафты далеких стран, но и близкие сердцу Каракумы.

Притягивают объектив такие пейзажи и других космонавтов. Еще в прошлом году Сергей Рязанский, ведущий блог с фотографиями из полетов, показал удивительный снимок залива Карабогазгол.

«Он имеет соленость совершенно другого типа, нежели сам Каспий: здесь много отложений глауберовой соли, или мирабилита. Зимой мирабилит кристаллизуется на берегах, поэтому Карабогазгол еще называют «морем белого золота». Через пролив он сообщается с Каспийским морем, при этом поступающая из моря вода никогда не выходит обратно, а вся испаряется из залива, что и делает его многократно солонее. В представлении кочевников и моряков это был залив смерти, наполненный отравленной водой», — подписал снимок Сергей Рязанский.

Он же, как уже сообщал ORIENT, по просьбе туркменистанцев сделал ранее удивительно красивый снимок из космоса Ашхабада, залитого ночными огнями.

Говоря о Каспии, хочется вспомнить и европейского астронавта Александра Герста, любовавшегося Каспием. ORIENT писал, что о своем желании побывать в странах Каспийского бассейна тот написал на своей странице в Facebook, публикуя завораживающие фотографии Прикаспийского региона, сделанные из космоса.

Слов нет, природа наделила Прикаспийский регион красотой и притягательной силой, которая не ослабевает даже на космических расстояниях.

Леонид КИЯШКО, журналист, Россия, г. Иваново
Фото автора