Загадочные узоры Востока: идентификация древнего «бренда» — вне времени, но в моде

Загадочные узоры Востока: идентификация древнего «бренда» — вне времени, но в моде

Леонид КИЯШКО, журналист. Иваново, Российская Федерация.

В Иванове, текстильной столице России, набирает популярность балконное огородничество, которое очень актуально в условиях этого отнюдь неласкового в средней полосе лета. И выращивают овощи не только привычные, но и крайне необычные. «Восточные огурцы», например.

Я уже видел их как-то у коллег в Туркменистане, которым плоды привозили из путешествий. Но о том, что они имеют такую древнюю историю ни я, ни они не представляли. Подробности я узнал, оказавшись в единственном в мире Музее ситца в Иванове.

Здесь многое знают об одном из самых почитаемых на Востоке узоров. Вдохновили художников на их создание плоды растения, известного как момордика. И тут следует отметить, что орнаменты эти красуются не только на известных на весь мир ивановских ситцах, но и шалях, которыми так гордятся туркменки.

«Ситцевые огурцы», как их именуют в Иванове, родом из теплых краев. Их называют индийскими, а также турецкими, учитывая изменение географии распространения тканевых узоров. В Россию, кстати, «ситцевые огурцы» пришли из Османской империи, основателем которой был Осман I – сын туркменского хана Эртогрула.

Ивановские фабриканты активно торговали с Востоком, откуда в лесной русский край и пришел традиционный для Азии орнамент. Чаще всего родиной рисунка, который можно считать одним из самых древних и при этом совершенно не подвластным времени, называют Иран и Переднюю Азию. Случилось это, скорей всего, во времена государства Сасанидов, в состав которого входил южный Туркменистан в III-VII веках.

По другой версии, узор родился еще во времена зороастризма, зародившегося на территории нынешнего Туркменистана в государстве Маргуш, о чем свидетельствуют исследования выдающегося археолога В.И.Сарианиди. Уже гораздо позднее каплеообразный узор стал называться «слеза Аллаха», сохранив отголосок культового значения.

Само слово «бута» в переводе с санскрита означает «огонь». Возможно, что во время обрядов огнепоклонников именно это растение возжигали в храмах почитателей богини Анахит, Митры и позже — Ахура-Мазда.

Мотив Бута распространен у многих народов Востока. Особое место он занимает в национальной орнаментике азербайджанского народа, как символизирующий языки пламени. Данный мотив встречается у азербайджанцев повсюду — в текстиле, рисунках ковров, произведениях декоративно-прикладного искусства, архитектурном декоре. В Баку есть концертный зал «Бута Палас», на фасаде которого изображен каплевидный узор.

Упоминает «восточный огурец» русский землепроходец Афанасий Никитин в книге «Хождение за три моря» (одно из которых было Каспийским), описывая этот плод, как «диковинный, вельми длинен и вкуса изрядно доброго».

Около трех веков назад в Европе появились привезенные с Востока изысканные кашемировые шали и шелковые ткани с «огуречным» узором. Такие изделия считались предметом роскоши, и мануфактурщики принялись тиражировать модный орнамент. Ведущее производство тканей с таким узором находилось в шотландском городе Пейсли, откуда пошло европейское название рисунка. Принт «пейсли» и сегодня можно увидеть на показах «восточных» коллекций всемирно известных дизайнеров. Он отлично смотрится и на брендовых галстуках и на байкерских банданах.

А вот что пишут краеведы о самом растении, породившем столько узорных вариаций: «В чем же его привлекательная особенность? Прежде всего в неприхотливости. …Посаженный под яблоней, он поднимается до самой ее верхушки. А у забора, оплетает его роскошной зеленью и очаровывает крупными, бледно-кремовыми цветками, прекрасными, как улыбка. Обычно цветы распускаются к вечеру и поникают к утру. Помещенный в комнате, он за короткий срок поднимается до верха окна и прикрывает его полупрозрачной изумрудной занавесью».

Сегодня садоводы-любители с удовольствием культивируют декоративные сорта индийского огурца на подоконниках, балконах и в теплицах.