В Ашхабаде почтили память Цветаевой: Моим стихам, как драгоценным винам…

В Ашхабаде почтили память Цветаевой: Моим стихам, как драгоценным винам…

31 августа 1941 года трагически оборвалась жизнь поэтессы Марины Цветаевой. Для поклонников ее творчества по всему миру последний день лета стал по-своему памятным.

В ашхабадском театре «АРТист» состоялся вечерний моноспектакль «История любви» по мотивам эссе Цветаевой «Мой Пушкин».

«Запах – из детства – какого-то дыма
Или каких-то племен…
Очарование прежнего Крыма
Пушкинских милых времен».

Жизнь и судьба Александра Сергеевича еще с детства затронули сердце маленькой Марины: «Первое, что я узнала о Пушкине – это что его убили. Потом я узнала, что Пушкин – поэт, а Дантес – француз», напишет в 1937 году в своем эссе Цветаева.

Сегодня на ашхабадской сцене в образе великой поэтессы выступила актриса Татьяна Овезмурадова. Тонко прочувствовав все грани личности своей героини, ее сложного от природы характера и мятежного, отчаянного духа, она будто сроднилась с образом.

– Это эссе Цветаевой мне подарил мой педагог, и на тот момент режиссер Пушкинского театра Ренат Исмаилов, – рассказывает Татьяна. – Но что я тогда понимала? Было бы глупо говорить: «А сейчас я поняла!». Насколько мне близка Цветаева, насколько я смогла приблизиться к ее миру — судить зрителям.

В самом деле, зритель – главный ценитель представления. И, судя по рукоплескающей публике, вечер памяти прошел на славу.

Режиссер постановки – Лейла Фаизмамедова, она же работала над сочетанием литературной основы и музыкального сопровождения.

Кропотливая работа над моноспектаклем длилась 5 месяцев. На данный момент актриса полна множеством новых идей, но будущие задумки предпочитает держать в секрете.

А такие творческие вечера, посвященные выдающимся творцам, дарят бесценную возможность окунуться в их мир, понять, что их волновало, что «пробивало» на взлет мысли, да и просто — насладиться глубокой красотой, невероятной силой их произведений.

Как писал Арсений Тарковский в своем посвящении «Памяти Марины Цветаевой»:

«Не дерзости твоих страстей,
И не тому, что все едино,
А только памяти твоей
Из гроба научи, Марина!».

Поэт жив, пока его помнят, пока его творчество передается потомкам. И творчество Марины Цветаевой живо и любимо многочисленными почитателями во всех уголках планеты, как и в Туркменистане.

Светлана МАЯК

0