Узбекистан и Казахстан прекратили экспорт газа в Таджикистан

Узбекистан и Казахстан прекратили экспорт газа в Таджикистан

Узбекистан до конца года остановил экспорт сжиженного природного газа (СПГ) в Таджикистан, заявил на пресс-конференции глава Антимонопольной службы при президенте РТ Абдулмаджид Муминзода. Об этом сообщает Sputnik Таджикистан.
Кроме того, по его словам, поставки голубого топлива в республику прекратил Казахстан, но только на сентябрь.

По данным Антимонопольной службы, Таджикистан в основном закупает газ в Казахстане, Узбекистане и России. В частности, на Казахстан приходится 92,3 процента от общего объема поставок, на Узбекистан – 7,4 процента, на Россию – меньше одного процента, уточнил Муминзода.

В январе премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов заявил, что к 2025 году страна намерена прекратить экспорт природного газа, весь добываемый объем планируется перерабатывать внутри нее.

Позднее глава «Узтрансгаза» Улугбек Сайидов высказался о необходимости отказаться от экспорта газа, сосредоточившись на потребностях внутреннего рынка и переработке сырья для продажи продукции с высокой добавленной стоимостью.

На одном из июльских совещаний под председательством президента Шавката Мирзиеева говорилось, что из-за пандемии коронавируса экспорт добываемого в Узбекистане природного газа в Китай сократился в три раза, а в Россию – прекратился полностью.

В Таджикистане сложившуюся ситуацию расценивают как серьезную. Так, таджикский эксперт Тилав Расулзода считает, что импорт узбекского и казахстанского газа имеет стратегическое значение для Таджикистана, поскольку сокращение поставок хотя бы на неделю приведет к резкому скачку цен на топливо в республике. По мнению эксперта это потянет вверх цены на сельхозпродукцию, так как «фермерам придется добавить к стоимости расходы на транспортировку своей продукции».

«Таджикистан не производит сжиженный природный газ, и большинство людей в Таджикистане используют это топливо, потому что оно дешевле», – сказал Расулзода.

Именно в этой дешевизне газа и кроется проблема. Из-за коронавиурса и спровоцированного им экономического кризиса, прошедшей теплой зимы и еще ряда проблем, на мировых газовых рынках сейчас предложения значительно превышают спрос. Случилось то, что называлось в политэкономии эпохи СССР кризисом перепроизводства. В результате цена на природный газ упала ниже плинтуса. Сегодня трубопроводный газ стоит дороже сжиженного, чего не может быть в принципе. Еще год назад экспертное сообщество подняло бы на смех любого, кто бы вслух предположил такое. Но сегодня это реальность. Рухнула цена на нефть, а с ней и цены на природный и газ и почти на все что связано с углеводородами. Но эра дешевого газа не принесет изобилия потребителям по той простой причине, что производители не захотят работать себе в убыток, и просто прекратят поставки. Что, в общем-то, потихоньку и происходит.

О том, что современная архитектура поставок энергоресурсов на мировые рынки нуждается в серьезных реформах, Туркменистан говорит уже на протяжении ряда лет. Ашхабад намерен продвигать свои инициативы в этой области и на 75-сессии Генассамблеи ООН. Одним из главных вопросов туркменского видения этой проблемы является формирование справедливой цены на природный газ. По мнению Туркменистана, стоимость газа не должна быть высокой или низкой, она должна быть справедливой, то есть учитывать интересы всех звеньев мировой газовой цепочки – производителей, транзитеров и потребителей. Как к этому прийти? Путем переговоров и обсуждений на такой глобальной переговорной площадке, каковой является ООН. Раньше было принято считать, что все вопросы, связанные с ценами, рынок сам в состоянии отрегулировать. А как быть, когда в регулировании нуждается сам рынок? Нынешняя ситуация показывает, что не все рынку по силам, особенно в эпоху пандемии.

Нуры АМАНОВ

1+