Туркменский Гагарин рассказал про футбол в невесомости и Луну, похожую на мяч

Туркменский Гагарин рассказал про футбол в невесомости и Луну, похожую на мяч

Леонид КИЯШКО, журналист
г. Иваново, Российская Федерация

В то время как в Ашхабаде триумфально завершилась V Азиада в закрытых помещениях и по боевым искусствам, в России усиленно готовятся к чемпионату мира по футболу. Поклонников мундиаля меньше чем через год встретят одиннадцать городов страны. В их числе есть и Самара, послом которой на соревновании мирового уровня стал земляк туркменистанцев Олег Кононенко.

Гонял мяч еще в школе…

После того, как Олег Кононенко, уехав из Чарджоу, поступил в российский, по окончании которого в городе на Волге, прославленном в песенке, начал делать первые шаги, которые впоследствии привели его в космос. На работу в Центральное специализированное конструкторское бюро (тогда еще Куйбышева), а не Самары паренек пришел сразу после авиаинститута. А дослужившись до ведущего инженера-конструктора, занимающегося проектированием электрических систем космических кораблей, он отправился и в отряд космонавтов.

С той поры этот город, как и родной Чарджоу (ныне – Туркменабат) Олег, трижды уже побывавший на орбите Земли, не забывает. Собственно приглашение стать послом чемпионата мира по футболу от Самары он получил тоже во время космического полета.

О том, как это случилось, а также о футболе, который он полюбил еще школьником в Туркменистане, а потом уже играл и в невесомости, а также планах освоения планет туркменский Гагарин на днях рассказал газете «Коммерсантъ».

Незадолго до этого, кстати говоря, на портале для болельщиков ЧМ-2018 появился ролик «Город героя: Самара Олега Кононенко», где космонавт по примеру других знаменитостей рассказывает об истории одного из городов-организаторов грядущего главного футбольного мероприятия.

«Мне кажется, что назначать послов городов-организаторов ЧМ – хорошая, красивая и здравая мысль, — заявил журналистам Олег Кононенко. — Не все жители других стран и регионов знают о том, что Самара – не только один из ярких и культурных исторических центров России, но и космическая столица: здесь была изготовлена ракета, на которой Гагарин совершил исторический полет».

Музей «Самара космическая» наш герой в красочном ролике как раз и представляет

…и продолжает это дело на орбите

«Роль посла не повлияла на мое отношение к футболу: я также люблю эту игру, как и раньше, — цитирует космонавта «Коммерсантъ». — Естественно, в детстве я не прошел мимо нее – играл в футбол, но на любительском уровне, и одновременно профессионально занимался волейболом. В футбол я играл и в период учебы в Харьковском институте, а потом в Самаре. Позже, после того как прошел отбор в отряд космонавтов, в рамках физической подготовки я также занимался футболом. Но это делалось до этапа непосредственной подготовки к космическому полету, во время которой космонавтам нужно избегать травм. Кроме того, я не только игрок-любитель, но и футбольный болельщик и с удовольствием смотрю международные матчи».

Олег Кононенко признается, что на орбите есть возможность просмотра спортивных каналов и прямых трансляций матчей.

«Иногда, когда есть настроение, мы играем в футбол в невесомости, но только мягким мячом. Это делается с большой осторожностью, чтобы не повредить на станции научную аппаратуру», — делает чуть ли не сенсационное для поклонников футбола заявление космонавт.

Когда не диск Луны, а именно мяч

С популярной игрой, к слову, у Олега Дмитриевича, судя по интервью, ассоциируется и… Луна. Это его любимый объект фотосъемки в космосе.

«Я очень люблю снимать Луну, но не в момент ее полного размера, а в миг, когда она заходит за диск Земли, и игра солнечных лучей и земной атмосферы придают ей серо-синий оттенок. Иногда, кстати, в этот момент Луна похожа на спущенный футбольный мяч. Но такой момент надо поймать. Поэтому космонавтов, которые делают снимки на орбите, можно сравнить со спортивными фотографами, которые ловят в кадр удачные мгновения игры», — объясняет космонавт.

О снимках с орбиты доводилось говорить с Олегом Кононенко и мне, когда несколько лет назад он проходил послеполетную реабилитацию в санатории «Решма» в Ивановской области. Великолепно играя на моих глазах… но не в футбол, а теннис, который для восстановления физической формы только что вернувшегося на Землю космонавта подходит больше, он с удовольствием вспоминал, как делал снимки, к примеру, Каракумов. Вот, как это было.

О близких сердцу Каракумах и далеком Марсе

«У нас рабочий день оканчивается в 18.30 или в 19.00, после этого — разбор полета. А потом уже наше личное время — делаем, что нам нравится. Впечатляют с такой высоты Анды. Очень красива Австралия. Есть красота и в пустыне. Кстати, пролетая над Туркменистаном, где я родился, фотографировал родные города — Ашхабад и Туркменабат. Ночью они залиты огнями, очень красиво», — слышать эти откровения космонавта, которому и я прихожусь земляком, было для меня настоящим счастьем.

Беседуя тогда с Олегом Кононенко, я понимал, что над притяжением родной земли невесомость не властна. Земля в иллюминаторе для туркменского Гагарина — это не только величавые ландшафты далеких стран, но и близкая сердцу пустыня…

В интервью газете «Коммерсантъ» он также отметил, что на Земле есть много интересных и живописных мест и во время полета он не перестает удивляться красоте нашей потрясающей планеты.

«На то, насколько красивой получится фотография в космосе, влияют прозрачность атмосферы, угол наклона Солнца и первая космическая скорость, с которой ты летишь по орбите вокруг Земли. У космонавтов даже есть специальная программа, «Сигма», которая вычисляет время пролета над определенными объектами и позволяет определить момент, когда мы сможем сделать удачное фото», — раскрывает секреты космической фотосъемки наш герой.

Кстати, с Луной, которую так любит снимать Олег Кононенко, ассоциации возникают не только футбольные. Космонавт мечтает долететь до нее. И до Марса тоже. Их эксперты называют в качестве наиболее приемлемого варианта для освоения человечеством.

«Мне было бы интересно поэксплуатировать технику, которая доберется до Марса, — признается космонавт. — Но если это будет Луна, не расстроюсь. Я соглашусь со словами Циолковского, который сказал: «Земля – колыбель человечества, но нельзя же вечно жить в колыбели!». В любом случае это необходимо: погоня за ресурсами рано или поздно заставит человечество осваивать Луну, Марс и другие небесные тела».

Журналисты спрашивают, не боится ли он, что освоение космоса и может обернуться захватом других планет, как это представляют в блокбастерах.

«Нас в прессе называют «Покорителями космоса», но наша задача – не покорение. Гигантская вспышка на Солнце, астероид, ядерная война способны уничтожить нашу цивилизацию на Земле в знакомом нам виде. Даже какой-нибудь вирус способен нас уничтожить. Размышления об этом люди предпочитают откладывать на завтрашний день, но, став путешествующим в космосе видом, я считаю, мы сможем спастись. Осваивая космос, мы должны стремиться к более важной цели – сохранению себя как вида и спасению своей цивилизации», — говорит Олег Кононенко.

Автограф настоящей звезды

Недавно, кстати, его имя тиражировали крупные информагенства, сообщая о завершении очередного набора тех, кто хочет отправиться к звездам.

Такую акцию проводят каждые пять лет. Но только второй раз заявления принимали от всех желающих, а не только от военных летчиков и сотрудников ракетно-космической отрасли. До нового пополнения рядов, к слову, в отряде было меньше тридцати космонавтов, а опыт полетов был только у двенадцати.

«Еще пять космонавтов, — как сообщает ТАСС, — летали в космос один раз, семеро совершили по два полета, один был на орбите трижды (Олег Кононенко), а у космонавта Федора Юрчихина четыре орбитальных полета».

О третьем полете Олега Кононенко, пользуясь случаем, напомню снова. В качестве командира корабля «Союз» наш земляк отправился на Международную космическую станцию в 2015 году вместе с борт-инженерами Кимия Юи (Япония) и Челл Линдгрен (США).

Так вот автографы всех участников этой экспедиции попали недавно в экспозицию Музея камня в Иванове. Помимо богатейшей геологической коллекции, включающей минералы, хорошо знакомые и туркменистанцам, о которых мы расскажем в следующих публикациях, тут есть прекрасная экспозиция по истории космонавтики.

Первый автограф Олега Кононенко, который мне удалось получить во время послеполетной реабилитации космонавта в санатории «Решма», поступил в музей пять лет назад. На одной из выставок он экспонировался вместе с маленьким туркменским ковром ручной работы, похожим на тот, что брал в полет наш земляк. Один из гелей, напомним, по древней легенде как раз представляет карту Вселенной.

«А этот снимок с подписями оказался в музее не так давно, — говорит его сотрудник Сергей Беляков, с гордостью показывая экспонаты. – Всего в коллекции десять карточек с автографами космонавтов».