Туркменистан – приют добра и правды в годы войны

Туркменистан – приют добра и правды в годы войны

Истории детей, родившихся в период Великой Отечественной войны, пропитаны особой печалью. Их украденное войной детство пахло не мороженным и сладкими конфетами, а порохом и гарью, доносившимися с фронтов, где шли боевые действия. Многие дети военных лет рано потеряли родителей, не успев узнать ни материнской, ни отцовской ласки. Им пришлось рано повзрослеть и научиться не бояться жить под звуки грохочущих над головой бомбежек, во время холода, голода и других испытаний, выпавших на их горькую долю.

Маленькая Катя приехала в Туркменистан издалека, переправляясь по большой реке. Повзрослев, она узнает, что это воды Амударьи доставили ее с родителями в город Туркменабат (Чарджоу). Однажды ночью в маленький дом, в котором поселилась семья, ворвались военные с винтовками и всех взрослых увели. Мама Кати до той страшной ночи не дожила, гораздо раньше уйдя в мир иной. Девочка осталась совсем одна, сжимая в руке единственную игрушку: это был мальчик в туркменской национальной одежде с меховой папахой на голове.

Наутро местная жительница отвела ее в Дом младенца, со слов которой были записаны имя и фамилия Кати. С тех пор и начались «путешествия» девочки по детским домам, а сопровождающая ее личная справка подробно сообщала: «Катя Емельянова, шесть лет. Город Чарджоу, ТССР. Здорова. Дата рождения: 23 августа 1939 года». По этой дате Екатерина и ведет счет прожитым ею дням.

Из Туркменабата, вместе с другими сиротами, Катя попала в Детский дом в Байрамали, который находился на окраине города. За его забором росли одичавшие деревья – вишни и финики, кусты слив и других ягод. К сожалению, посетить «райский» сад девочке довелось всего раз – весной 1940 года. Вскоре здание Детского дома, находившееся по соседству с военным городком, было отдано под военные маневры. А в 1941 году грянула война и всех детей достигших восьми лет перевезли в Ашхабад.

Временным пристанищем детям послужил Детский дом №1, и так как на дворе было лето, то все спали на улице под тенистыми деревьями. Детские кроватки охраняли две огромные овчарки. Но пребывание в Ашхабаде было недолгим, к детям добавилось еще несколько сверстников из других детских домов, и все вместе, в сопровождении воспитателей и педагогов, продолжили путь в город Мары.

Сюда же – в Мары – были доставлены сироты из Киева, Молдавии, Санкт-Петербурга и Новочеркасска. Так в Детском доме, рассчитанном на 300 человек, оказалось вдвое больше детей. Первого сентября 1941 года малыши в школу не пошли. Не до того было.

– Не могу вспомнить, чтобы кто-то из нас мог что-то рассказать о своих родителях, о тех местах где они жили, до того как попали сюда. Когда мне и моим подружкам исполнилось по 9 лет, нас научили стирать, и мы с удовольствием помогали нашей прачке. Сусанна Ивановна научила нас вязать крючком, шить и вышивать. Спицами нам служили сухие ветки верблюжьей колючки. Много пар носков и кисетов мы связали под руководством тети Сусанны, и все отправляли солдатам на фронт.

Пустыня, соседствующая с Детским домом, для сирот стала местом охоты. Бродя босыми по каракумским пескам, мальчишки и девчонки добывали себе «деликатесы», отыскивая черепах, мясо и яйца которых они с аппетитом ели. «Походная кухня» – так называли дети свои вылазки в пустыню. Черепашек варили в железных тарелках, совершенно не опасаясь обитателей песчаной фауны – скорпионов, змей и пауков. А осенью 1942 года ребята наконец отправились в школу, в свой первый класс.

– В войну в городе работали благотворительные столовые, в которых нуждающимся раздавали гороховые и черепашьи супы. Вопреки ужасам, царящим во время войны, во всех детских домах Туркменистана воспитатели и педагоги помогали нашим детским душам выжить. Мы действительно оказались в оазисе – помню лишь заботливое отношение к нам, малышам всех кто работал с нами. Наши воспитатели из Туркменабата и Байрамали не сделали из нас игрушек, они подготовили нас к жизни в большом коллективе детей. Эту науку я усваивала в продолжительном и самом значительном приюте моей жизни – приюте добра и правды.

В мае 44-го в Туркменистане зацвели разноцветные астры, с огромными букетами цветов детдомовцы торжественным маршем прошли по первомайским улицам. Оркестр духовых инструментов и поющие дети воодушевляли всех жителей Мары – приближалась Великая Победа.

Если Вы помните Екатерину Емельянову или знаете тех, кто был знаком с детьми, потомками эвакуированных в Туркменистан беженцев Великой Отечественной войны, обретших в этих краях дом и свою вторую Родину, призываем Вас поделиться воспоминаниями, фотографиями и другими материалами из хроники тех трагических лет. Письма отправляйте на электронную почту сайта: info@orient.tm

Сельби ЧАРЫЕВА

6+