СВЕТ  В  НАШИХ  ОКНАХ

СВЕТ В НАШИХ ОКНАХ

Стремительно растет Ашхабад, день за днем расширяя свои границы. На месте бывших пустырей возводятся новые дома. Там, где раньше властвовала пустыня, появляются целые жилые районы. Наступит день, и в них будут слышны голоса, а в окнах загорится свет.

У каждого дома есть душа. Но она не возникает сама по себе. Она появляется только тогда, когда дом заселяют люди, и отдают ему часть своего тепла. Человек согревает своё жилище, а дом отвечает человеку тем, что защищает его от зноя и холода, служит очагом и кровом, и, в конце концов, становится родным.

Три вещи первыми видит ребёнок, придя в этот мир и открыв глаза – маму, комнату в которой он родился, и окно, через которое льётся свет. Три вещи первыми чувствует новый гражданин Вселенной – тепло маминых рук, живительную силу её молока и, то, что за этим окном начинается путешествие в неизведанную пока еще страну, именуемую Жизнью.

Трудно представить себе дом без окон. Хотим мы того или нет, но возводя любое здание, человек создаёт его по своему подобию, где окна – глаза дома. Есть предание, будто в древние времена существовал обычай: хозяин, прежде чем возводить жилище, ставил рано поутру напротив солнца свою возлюбленную и там, куда падала её тень, ложился в основание первый камень. И строился такой дом с любовью, становясь не просто коробкой из кирпича, глины или брёвен, а обителью доброты. И чем больше было в доме окон, тем светлее, а, значит, и радостнее жилось в нём.

Разные окна сопровождают нас в нашем жизненном пути — окна домов, поездов, самолётов, автобусов, машин. И у каждого периода они свои, неповторимые. Есть окна детства, юности, зрелости. Вот из этого окна ты, уткнувшись носом в стекло, с восторгом смотрел, как падает первый снег, как большая чёрная кошка, выскочив во двор, с наслаждением барахтается в сугробе. Позже, повзрослев, ты с замиранием сердца вглядывался в переулок, нетерпеливо ожидая той минуты, когда из школы вернётся соседская девочка, которая с недавних пор стала значить для тебя больше, чем просто соседка. А вот за этими окнами ты был когда-то счастлив. Пусть оно продлилось недолго, но и этого хватило, чтобы прожив жизнь, с благодарностью и нежностью вспоминать о том, что здесь тебя когда-то ждали. В этом доме теперь живут другие люди, но тебе по-прежнему к-жется, что частичка тебя до конца не покинула эти стены, приютившись где-то в закоулках комнат.

Вот у окна сидит знакомая старушка, разглядывая проезжающие по улице машины, спешащих по своим делам прохожих, детей, гоняющих по тротуару на роликовых коньках и самокатах. Она давно не выходит из дома и окно для неё – единственная связь с окружающим миром. Когда-то из этого окна старушка смотрела, как отправляется в дальний путь её сын. Ты приветливо машешь ей рукой и она, улыбаясь, машет тебе ладошкой в ответ.

Однажды, успев на последний автобус, мы с приятелем, возвращались из гостей. Стояла зима, поздний вечер, автобус был почти пустой и холодный. Каждый из нас думал о чём-то своём. Ехать было далеко, и приятель стал что-то чертить пальцем на запотевшем от его дыхания стекле. Он написал два слова: «Я люблю». «Кого?»- спросил я. «Не знаю,- ответил он.- Просто люблю. Эту жизнь, людей, этот город». Прошло много лет, а я до сих пор помню тот промёрзший зимний автобус, окно и выведенные приятелем слова на стекле. И вновь, как тогда, охватывает то непередаваемое чувство, которое грело нас в юности и, надеюсь, не оставит до последнего часа – чувство великой со-причастности к этой жизни, безумное желание любить и быть любимым.

Конечно, по большому счёту, окна – это всего лишь простые, безжизненные куски слюды, которым, казалось бы, нет никакого дела до того, что происходит рядом с ними. Наверное, так оно и есть, и не стоит придумывать стеклам какие-то особые свойства. И всё же, мне кажется, что как песок, из которого они созданы, окна впитывают в себя наше тепло, хранят наши радости и печали, смех наших детей, на них, как на фотографических снимках, навечно запечатлено наше отражение, лица наших родных и любимых. Они неотъемлемая часть нашего дома, а, значит, и нас самих.

Идя по вечернему городу приятно видеть окна, в которых горит свет. Не хочется думать о грустном. Верится, что не доктор сидит у постели больного, а в ночной тишине, при свете настольной лампы, происходит таинство рождения стихов, музыки, картин. А, может быть, кто-то пишет письмо другу или дорогому для него человеку, подбирая слова, чтобы выразить нахлынувшие чувства. Там, за освещёнными окнами, идёт работа мысли и души, а любое движение человеческой души – прекрасно.

Не так давно на мой подоконник стали прилетать птицы. Не знаю, чем уж он так им приглянулся. Вероятно, просто случайная остановка на сложных, неисповедимых птичьих маршрутах. Впрочем, что гадать, закон гостеприимства непреложен — гостей надо накормить. Теперь утро начинается с весёлого гомона пернатых. Вытягивая шеи, они заглядывают в окно, прося уделить им внимание. При этом порядок визита строго регламентирован согласно птичьей иерархии. Первыми прибывают желтоклювые, шустрые и крайне любознательные афганские скворцы, которых ещё называют «майна»; их сменяют дикие голуби в перламутровых плащах; затем следуют горлинки, топоча лапками по подоконнику с грацией учениц балетной школы, и принимая угощение со скромным достоинством. И только юркие воробьи не признают никакого протокола, храбро снуя между лапками и хвостами своих сородичей, не обращая ни малейшего внимания на разницу в весовых категориях. Иногда прилетает одинокий дроздёнок в щегольском чёрном смокинге в белую крапинку. Я всем им рад и, гоню прочь мысль, что когда-нибудь может наступить день и мой подоконник опустеет.

У каждого из нас в этой жизни есть свои заветные окна. В судьбе человека всегда должно быть окно, где горит свет, где живут люди, которые думают о тебе, помнят, любят и ждут.

Мир и покой вашему дому, люди!

Владимир Зарембо