Страницы истории: И  ЭТО  ВСЕ  О  НЕМ

Страницы истории: И ЭТО ВСЕ О НЕМ

Владимир ЗАРЕМБО

Можно с огромной долей вероятности утверждать, что ни об одном из представителей животного мира люди не писали так много и с такой страстью, как о лошадях. Если все труды, посвященные этим длинногривым и быстроногим животным сложить воедино, они составили бы несколько крупных библиотек. Впрочем, к разряду животных коней можно отнести лишь условно, и то только из уважения к науке, которая потратила много времени, чтобы определить место каждого млекопитающего, примата, земноводных, рептилий, насекомых и т.д. в иерархии фаунистического царства.

Отвлеченное же от науки сознание безошибочно подсказывает, что если вершиной мироздания, ее венцом принято считать человека, то рядом с ним можно с уверенностью поставить лошадь.

«НЕ ДАТЬ ИСЧЕЗНУТЬ НИ ОДНОЙ АХАЛТЕКИНСКОЙ ЛОШАДИ…»

В 1896 году администрация Закаспийской области всерьез взялась за изучение вопроса коневодства на туркменской земле. Вначале было поставлено под сомнение само существование чистокровной туркменской породы в том значении, как оно понимается конезаводчиками. Ясность внесла специально созданная Комиссия Министерства земледелия.

Объездив все уголки страны, заглянув буквально в каждый аул, расспросив старожилов, члены комиссии убедились – на туркменской земле живут чудо-кони. В Центральном государственном архиве Туркменистана хранится отчетный доклад этой комиссии. В нем, в частности, говорится: « Между туркменскими племенами, как в самой области, так и в Персии и Афганистане, несомненно, разводился и по сей день существует типичный вид лошадей, обладающий всеми признаками чистокровной. Особо ценимая самими туркменами является ахалтекинская порода, рассадником чистокровных экземпляров считают Беурджа, Бами до Кизыл-Арвата в одну сторону и до Геок-Тепе – в другую».

Там же отмечается, что ахалтекинец резко отличается по экстерьеру от арабской породы и дает право предполагать совершенную самостоятельность типа. «Ахалтекинская лошадь происходит, по всей видимости, от существовавшей в древнем Туране задолго до арабской эры высокорослой местной породы». Заключение комиссии было следующим: «Существует порода лошади «ахалтекинская чистокровная». Веками разводимая, веками акклиматизированная для туркменской земли, она вне конкурса с другими лошадьми. В виду постоянства этой породы, высокой способности передавать потомству свои качества, весьма желательно поддержать существование ценнейшей туркменской лошади».

На стыке 19-20 вв. наметилась тревожная тенденция к быстрому сокращению элитных экземпляров ахалтекинцев – афганцы, персы, хивинцы платили за них огромные деньги, и не каждый владелец чистокровного коня был способен устоять от соблазна. Чтобы не допустить исчезновения линий породы были приняты срочные меры к сохранению их на родине – открыта Областная государственная конюшня, закуплены у местного населения лучшие производители породы и учреждено Скаковое общество, образовано Главное управление Государственного конезаводства, на котором, как свидетельствуют документы ЦГАТ, «лежит обязанность путём безотлагательной покупки всех достойных производителей ахалтекинской породы – жеребцов и маток, не дать исчезнуть ни одной ахалтекинской лошади».

Постепенно чистопородные кони стали принимать участие в выставках за пределами Туркменистана. И за этими пределами не было предела восхищению нашими скакунами…

Вот, например, что сообщал начальнику Закаспийской области подъесаул Г.Мазан, сопровождавший ахалтекинцев на выставку в Пятигорск в 1902 году: «…группа жеребцов и кобыл ахалтекинской породы признана выставочным комитетом выдающейся и ей присуждены награды: жеребец Гечели -1 премия, жеребец Сапар-хан — 2 премия, кобыла Гомели с сосунком -1 премия, кобыла Гули Бай с сосунком — 2 премия. Агар признан самым выдающимся. Имел покупателей, предлагавших за него 1500 рублей (огромная сумма по тем временам.-авт.), но ввиду ценности этого жеребца для конюшни, я покупное предложение отклонил».

Кстати говоря, предложений о покупке ахалтекинцев после того, как они «вышли в свет» следовало немало. Да и кто бы отказался иметь в своей конюшне такую драгоценность! Тот же Г.Мазан, уже в октябре 1913 года, писал после возвращения с выставки в Киеве: «…Текинские лошади оказались настолько хороши и редки в типичности своей породы, что появились покупатели – русские коннозаводчики и даже управляющий Германского коннозавода Свит фон Этинген, который предлагал большие деньги. Все предложения мною были отклонены… Текинские лошади были на выставке вне конкурса и возил я их в Киев только для ознакомления наших коннозаводчиков с этой прекрасной, но неизвестной во внутренней России породой. Текинские лошади поголовно все очень понравились и от Государственного коннозаводства награждены почетным серебряным кубком…»

ПЕГАС — КРЫЛАТЫЙ КОНЬ ВДОХНОВЕНИЯ

Мудрые и поэтичные древние греки еще на заре человечества придумали удивительный образ кентавра – получеловека-полуконя, отождествляя то ли себя с конем, то ли коня с собой. Миф, конечно, не новый, но какой прекрасный! Счастливые и наивные, они еще не были знакомы с теорией Дарвина, знать не знали о библейской версии сотворения человека, и вольно, как им диктовало внутреннее чувство, по-детски светло и восторженно полагали, что с момента своего появления на свет, они непостижимыми, загадочными узами связаны с этим фантастическим созданием – конем, составляя с ним единое целое.

По словам заслуженного коневода Туркменистана Базарбая Мередова, много лет посвятившего изучению ахалтекинской породы лошадей, близость ахалтекинца к человеку заключена уже в похожести организации их нервной и гормональной системы. Гормоны ахалтекинских кобыл и жеребцов отличаются высокой активностью и, вследствие этого, несут в себе мощный заряд того, что принято называть пассионарностью или, образно говоря, особое пламя в крови. Люди-пассионарии, как правило, обладают незаурядными способностями, — это великие ученые, выдающиеся поэты, бунтари и гениальные полководцы. То же самое происходит и с ахалтекинцами. Именно пассионарность, этот огонь в крови, делает их такими, какими мы их знаем и ценим — темпераментными, сильными, смелыми, благородными.

Красота, великолепная стать, грациозность ахалтекинца не может не поражать воображение всех, кто однажды прикоснулся к этой выдающейся породе. Вот один из документов Канцелярии Начальника Закаспийской области, 1897 год:

«У туркменских коней длинная оленья шея, маленькая сухая голова приставлена к шее под таким острым углом, которого нет ни у какой другой породы. Тонкие уши и совершенно особенные, выразительные, удлиненные по форме блестящие, умные глаза. Масти у этой лошади самые разные: гнедая, вороная, рыжая, серая, буланая, редчайшая изабелловая. Но даже самая обычная масть приобретает необычайно яркий блеск благодаря тонкому шелковистому волосу, какого не встречается ни у каких других лошадей. Он горит на солнце.

Ахалтекинская лошадь длинная, на высоких тонких ногах. Общая сухость сложения, нежность кожи замечательные – даже в спокойном состоянии обрисовываются все жилки».

Читаешь и видишь, что рукой автора водило искреннее восхищение, соединенное с вдохновением, символом которого служит опять же конь – крылатый Пегас.

КОНЬ ДЛЯ ГЕНЕРАЛА

Рассказывают, что знаменитый туркменский генерал Якуб Кулиев предпочитал ездить на ахалтекинских лошадях. В начале 1942 года генералу потребовался новый конь. В Ашхабад был отправлен специальный представитель для приобретения аргамака. Вопрос о передаче коня был поставлен перед Советом народных комиссаров Туркменистана (прообраз нынешнего Кабинета Министров). Кто-то предложил уважить полководца и сделать ему ценный подарок – преподнести знатного коня. Выбор пал на жеребца Дор-Сакара.

Но прежде чем отправить скакуна генералу, решили посоветоваться со специалистами-коневодами. И вот какой ответ они дали: «Жеребец Дор-Сакар, принадлежащий колхозу «Кзыл-Юлдуз» Сталинского района, 1930 года рождения, темно-гнедой масти, записанный в Государственную Племенную книгу Среднеазиатских пород лошадей (том III – Ахалтекинские лошади) под № 91, является одним из сыновей жеребца Кара-Кунон III — представителя одной из основных линий в ахалтекинском коневодстве – линии Ворона, коих осталось в породе всего три головы. Главной особенностью представителей этой линии является их темный окрас, резвость, рослость. Благодаря этим особенностям представители линии Ворона, в частности Дор-Сакар, ни в коем случае не могут быть изъяты из породы, — в противном случае ахалтекинскому коневодству будет нанесен непоправимый ущерб. Из жеребцов-производителей, возможных к изъятию из племенного состава без ущерба коневодству, мы можем предложить жеребцов «Марс», «Новруз», «Барбюс», которые по промерным и возрастным данным свободно могут быть использованы под седло для высшего командного состава Красной Армии…»

Так и случилось. Генерал-майору Кулиеву был отправлен прекрасный жеребец БАРБЮС, на котором полководец и скакал дальше по полям сражений.