«Смерти нет, ребята!»

«Смерти нет, ребята!»

Доблестно сражались на фронтах Великой Отечественной воины-туркменистанцы. Вчерашние хлопкоробы, учителя, студенты, строители, врачи — представители самых мирных профессий взялись за оружие. Война уравняла всех. Теперь у них было одно звание – солдат и одна забота – победить. Пусть и ценой своей жизни.

Свой вклад в дело Победы вносила и туркменская интеллигенция — литераторы, художники, деятели театра и кино. Уже в первые дни Великой Отечественной войны многие туркменские писатели ушли на фронт. Вместе с тысячами туркменских воинов сражались писатели и поэты – Шалы Кекилов, Нурмурат Сарыханов, Рухи Алиев, Чары Аширов, Вячеслав Курдицкий, Кара Сейтлиев, Сейитнияз Атаев, Нурбердыев Помма, Ата Ниязов, Ашир Назаров, Амандурды Аламышев, Берды Солтанниязов. Ведущей темой для них теперь становится война, подвиг бойцов на фронтах.

Поэт – он и на войне поэт. В пламени боев, на передовой рождались очерки, рассказы, стихи, посвященные боевым эпизодам, героическим поступкам наших воинов. В военные годы были созданы поэмы «Дядя Иван» Шалы Кекилова, «Девушка в погонах», «Боевое вдохновение». Кара Сейтлиева, «Наша эпоха» Беки Сейтакова, «Мужество» и «Сын лейтенанта» Якуба Насырли, «Курбан Дурды» Берды Кербабаева, рассказ «Судьба» Нурмурада Сарыханова, «Старик-патриот», «В дни сражений» Нурберды Помма, «Девушка в белом халате» Дурды Халдурды, повесть «Соперники» Хаджи Исмаиловова. Особенно популярными были стихи народного поэта Туркменистана Ата Салиха.

Туркменские писатели воспевали героизм не только своих соотечественников, но и представителей многих народов СССР. Так появились произведения «Герой, рожденный в огне» Курбандурды Курбансахатова, «Они умирали за родину» Кара Сейтлиева, «В карельском лесу» Шалы Кекилова, «Сталинград» Рухи Алиева.

Приравняв к штыку перо, туркменские писатели сделали и его действенным оружием. Убежденность в грядущей победе, ненависть к врагам, верность воинской присяге и любимому человеку, долг и бесстрашие, гнев и юмор — все это нашло отражение в поэзии и прозе военных лет. Стихи и проза туркменских писателей вдохновляла бойцов на подвиги, придавала им мужество.

В 1941 году в Ашхабад была эвакуирована Киевская киностудия. Здесь украинские кинематографисты приступили к работе над созданием фильма «Радуга». Работали они в тесном содружестве со своими туркменскими коллегами — коллективом Ашхабадской киностудии. В фильмах были заняты туркменские актеры, в частности, молодой Алты Карлиев, в оформлении картин принимали участие операторы, декораторы и художники Ашхабадской киностудии – Меред Атаханов, Алексей Иванович Янин, Валентина Александровна Хмелева и другие.

С 1941 по 1945 годы туркменская киностудия, совместно с украинской студией, которой позже будет присвоено имя выдающегося режиссера Александра Довженко, выпустила художественные фильмы «Годы молодые», «Партизаны в степях Украины», «Романтики», «Как закалялась сталь», «Боевой киносборник № 9». На экраны вышло более 140 номеров киножурналов, отражавших воинские и трудовые подвиги сынов и дочерей Туркмении в годы Великой Отечественной войны.

Среди всех кинолент, снятых украинскими кинематографистами в Туркменистане, безусловно, самой талантливой, самой щемящей, самой трагической стала картина «Радуга», снятая режиссером Марком Донским. Повесть Ванды Василевской, в которой рассказывалось о нечеловечески трудной жизни украинского села в период фашистской оккупации, о зверствах, которые чинили враги на захваченных территориях, о судьбах простых женщин, мужественно борющихся с гитлеровскими захватчиками, была написана в 1942 году и уже вскоре экранизирована.

Фильм «Радуга» стал гимном несгибаемой воле народа, любви к своей родине, он наполнен соками и нашей туркменской земли, в него вложена и частица нашей души. Картина настолько потрясла мир, что уже в 1944 году, когда Великая Отечественная война еще не закончилась, она была удостоена Высшего приза Американской ассоциации кинокритиков и премии газеты «Daily News» за лучший иностранный фильм, демонстрировавшийся в США в 1944 году.

Работа над созданием фильмов сочеталась с выездами артистов на фронт. Так была создана Четвертая концертная фронтовая бригада Туркменской ССР, в которую вошли украинские и туркменские мастера искусств – музыканты Гельды Угурлиев, Клыч Реджеп, танцор Бабаджан Сапаев, актрисы Тамара Багирова, Любовь Сухомлинская, Муза Юмай, певица Маргарита Фараджева и другие.

Вот как вспоминала эти фронтовые концерты много лет спустя народная артистка Туркменистана Маргарита Борисовна Фараджева:

«Нас было девять человек – артистов фронтовой концертной бригады, приехавших в канун Нового, 1944 года в одну из частей Первого Украинского фронта: аккордеонист Михаил Троянов, бахши из Мары Нуры Пуриев, бахши Чары Ораз, танцовщица Эне Кулиханова, бахши Огул Нурыева, гиджакист Курбан Айдогдыев, певец Кухарев, актриса Татьяна Виноградова.

Окутанные клубами пара мы вошли в небольшую избушку лесника. Здесь был полумрак – чтобы не нарушать светомаскировку, в домике горело несколько масляных светильников, сделанных из орудийных гильз. Раздались аплодисменты. Бойцы сидели так плотно прижавшись друг к другу, что комната сместила народу больше, чем могла.

Для выступлений нам отвели самое теплое место – возле печки. На ней сушились кусочки хлеба, и от этого запаха, смешанного с ароматом горящих, потрескивающих поленьев, стало как-то особенно уютно. Несколько минут на подготовку, и начался праздник. Задушевную мелодию аккордеона сменял зажигательный танец, затем звучали гиджак и дутар, лилась задумчивая туркменская песня.

И вдруг, в самый разгар концерта, когда Таня Виноградова рассказывала о маленькой девочке, потерявшей в войну родителей, раздался гул самолетов, и почти сразу началась бомбежка. Концерт пришлось прервать и пройти в укрытие. Как только самолеты улетели, артисты и зрители вновь заняли свои места.

Конечно, каждому хотелось услышать песню на родном языке. «Ну, пожалуйста, спойте казахскую, таджикскую, грузинскую» — просили бойцы. Мне тогда было девятнадцать лет, и репертуар мой был невелик. Я исполнила русские, туркменские, азербайджанские, грузинские песни».

Пройдет много лет, но в канун каждого Нового года Маргарита Фараджева будет вспоминать ту дорогу в заснеженном прифронтовом лесу, слабо освещенную избушку лесника, запах подогретого на печурке хлеба и лица бойцов.

В течение всей зимы 1944 года фронтовая бригада дала десятки концертов на передовых линиях и в тыловых подразделениях. Как было записано в одном из отзывов: «Все концерты, как по содержанию, так и по высокому мастерству выполнения каждым артистом бригады, нашли теплый прием у зрителей. Особое восхищение вызвало исполнение народных песен, песен Отечественной войны в сопровождении аккордеона, национальные музыка и танцы. Коллектив бригады отлично справился со своими задачами, дав культурный и содержательный отдых для бойцов и офицеров части, воодушевив их на новые боевые подвиги».

Все дальше в прошлое уходят события минувшей войны. Уходят и ветераны – с каждым годом их становится все меньше. И мы ничего не можем с этим поделать — время нельзя остановить. Но пепел погибших по-прежнему стучит в наши сердца. Прошедшая война не предана забвению, она оставила зарубки на сердце и шрамы в душе народа.

В мирное время уже новые поколения туркменских писателей, поэтов, кинематографистов не раз возвращались к теме Великой Отечественной войны. На киностудии «Туркменфильм» были сняты пронзительные, трогающие душу ленты «Вот вернется папа…», «Мальчик с осликом», «Сын» режиссера Халмамеда Какабаева, «Кяризники» Баба Аннанова и другие. Фильмы эти не про войну, а про людей, которые днями и ночами самоотверженно трудились, чтобы приблизить желанную Победу, верили, любили и ждали.

Одной из самых известных картин о войне, созданных туркменскими кинематографистами, по праву считается лента «Смерти нет, ребята!», снятая по рассказу писателя-фронтовика Сейитнияза Атаева. Этот фильм о мужестве и находчивости бойцов взвода, остановивших ценой своей жизни намного превосходящего по численности противника.

В основу сюжета положена реальная история о том, как в последние дни войны небольшая группа советских воинов вступила в неравный бой с фашистами, прорывающимися к американской зоне оккупации. Немецкий генерал, думая, что находится в окружении, предложил договориться о перемирии, но при этом заявил, что он разговаривать будет только с равным по званию.

И тогда роль генерала советской армии взял на себя простой туркменский солдат Мамед из поселка Анау, что под Ашхабадом. Он набросил на себя маскировочный халат, оставив открытыми только лицо и грудь, на которой едва уместились почти все боевые награды, собранные у солдат роты — шесть орденов Красного Знамени, и в два ряда ордена Отечественной войны.

— Генерал Иохим фон Шлюбке Магдебурский,- высокомерно представился немецкий вояка, когда они сошлись.

— Генерал Мамед Анаусский, — с достоинством ответил рядовой Мамед, слегка отодвинув край маскхалата. Иконостас на груди Мамеда Анаусского впечатлил Иохима Магдебурского. Он согласился на все предъявленные условия.

В фильме эта, в целом реальная история, была представлена в несколько романтизированном плане, но автор имеет право на вымысел.

«Генерал» Мамед прошел суровыми дорогами войны, благополучно вернулся домой, в поселок Анау, и много лет занимался любимым делом – пас овец в родном ауле.

Туркменские литераторы, фронтовики… Не все они вернулись домой. Шалы Кекилов пал смертью храбрых на Смоленщине, Нурмурад Сарыханов погиб в боях за Молдавию, Ата Ниязов отдал жизнь за освобождение украинского города Кривой Рог, Казак Клычев погиб при форсировании Вислы… Но, как известно, поэты и писатели не умирают. Они остаются в своих книгах и в нашей благодарной памяти. «Смерти нет, ребята!»

Владимир ЗАРЕМБО