В мире: Юбилей СНГ и глобальное соперничество в Азии

В мире: Юбилей СНГ и глобальное соперничество в Азии
30-летие Содружества Независимых Государств

foto2-19102021wmirepolit.jpg

Встреча между главами государств стран СНГ, прошедшая в цифровом формате, активно обсуждалась российской прессой. Формат диалога, суливший удовлетворение чаяний некоторых среднеазиатских республик, был довольно интересен, учитывая, что президенты анонсировали совместное заявление, затрагивающее юбилей основания Содружества.

СНГ является одной из ключевых организацией, связывающих постсоветские республики. Несмотря на то, что не все станы, которые некогда входили в СССР, состоят в организации, этот орган довольно коммуникабелен и многосторонен, учитывая, что под эгидой СНГ были реализованы проекты культурно-образовательного международного сотрудничества.

Многие государства сравнивают СНГ с другой организацией — Содружеством наций, которое выполняет роль канала дипломатического диалога между политиками в Лондоне и представителями стран бывших колоний и протекторатов некогда великой империи. Очевидно, что отождествление этих двух организаций неприемлемо, однако сама суть и идеологический фундамент этих площадок и вправду похож: они обе были образованы после раскола гигантского политического образования, и они ставят своей целью консенсусное ведение общей политики безопасности и стратегического развития.

Основное, и самое значительное различие между ними в том, что СНГ за свою историю систематически сталкивалось с необоснованной критикой, связанной с рассмотрением самой организации как инструмента российского контроля над бывшими территориями, принадлежавшими когда-то Москве. Безусловно, данные обвинения строятся лишь на стереотипах и конспирологических фактах. СНГ, в качестве органа связующего, имеет довольно большой перечень уязвимых мест: в результате многолетней работы в условиях критики была сформирована «аккуратная», «деликатная» система взаимоотношений между членами сообщества, такими разными, что кажется они вовсе никогда не были частью одной страны.

Отчетливый мультикультурализм, появившийся в организации относительно недавно, стал решающим фактором при разработке и реализации проектов. Учет сложных проблем, попытки не затронуть раны, нанесенные в эпоху «парада суверенитетов», не дает организации практических возможностей осуществлять смелые интеграционные замыслы. Это уже может быть подтверждением того, что эта организация вовсе никогда не была объединением стран поневоле, исторически оказавшихся вместе, это объединение реальных интересов, культурного взаимодействия, направленного на сохранение исторической памяти. Очередное доказательство — совместное коммюнике, демонстрирующее точку зрения всех бывших советских республик, в котором говорится о важности исторической преемственности и сохранении подлинной памяти о Великой Отечественной войне.

Индия или Китай?

foto3-19102021wmirepolit.jpg

Международная политика — это борьба за право принятия решений с одной стороны и попытка реализации возможностей в рамках собственных интересов с другой. Вот уже второе десятилетие Индия ориентируется на соперничество с Китаем, желая стать главной доминирующей силой в регионе. Такие разные культурные цивилизации расходятся практически по всем вопросам, касающимся региональной безопасности и силового районирования в Азии.

Недавно стало известно, что Нью-Дели принял решение начать оказывать содействие массовой вакцинации в соседних странах, чтобы упрочить гуманитарные позиции на своих рубежах. Индия в попытке составить Пекину достойную конкуренцию не скупится в разработке программ «десятилетий», которые, по замыслу их авторов, должны распространить экономическое влияние южно-азиатского государства на тысячу километров от его границ.

Одним из первых проектов индийского правительства по доступу на мировые рынки сбыта был план создания Северного коридора в Европу, который проходил бы по территории Ирана и Азербайджана, доходил бы до балтийских портов России, а дальше реализовался бы в Европе. Данный амбициозный проект сулил создание целых производственных цепочек вдоль пути, которые бы формировали цены на производимые товары. Однако конкурирующая с индийским проектом китайская геоэкономическая программа «Один пояс — один путь» полностью изменила расклад сил в мире: Пекин предложил более выгодные соглашения, предоставил кредиты и возложил на себя обязательства по развитию необходимой инфраструктуры. В итоге проект индийцев остался без внимания, а в дальнейшем про него вообще забыли.

Другим амбициозным проектом Индии был план модернизации и расширения торгового флота и экономическое проникновение на рынки Африки, однако и данный план оказался на архивных полках также, как и план по выходу на южно-европейское торговое пространство через территорию Саудовской Аравии и других арабских стран. Политики в Индии посчитали, что такой проект ставит в тупик индийско-иранское сотрудничество, так как данный путь должен был соединить недружественные Тегерану арабские страны с еще более враждебным Израилем.

Следующей политической стратегией, которая, по мнению многих индийских экспертов является наиболее вероятной в своей практической реализации — ведение политики интеграции с соседними государствами. К примеру, за последние годы в экономику Непала индийским правительством были инвестированы несколько сотен миллионов американских долларов, идет содействие развитию транспортных узлов с соседними странами.

Индия всячески пытается ограничить китайское присутствие в регионе, для этого политики в Нью-Дели приняли решение об участии в четырехстороннем соглашении между США, Японией и Австралией. Эта сделка гарантирует Индии поддержку со стороны промышленных гигантов. Японско-индийское сотрудничество увеличивает коэффициент своей эффективности, а показатели торговли постепенно растут. Очевидно, что страна-миллиардер, занимающая второе место в мире по населению, является кладом мощного потенциала, а китайское доминирование провоцирует стимулирование экономико-политического развития самой Индии.

Политобозреватель ORIENT
Арслан МАМЕДОВ

Последние новости