Космонавт сделал фото туркменского города по просьбе автора ORIENT

Космонавт сделал фото туркменского города по просьбе автора ORIENT

На Международной космической станции Иван Вагнер работает неполных два месяца. Это первый его полет. И впечатлений, конечно, много. Ими новичок охотно делится в соцсетях. А еще по желанию подписчиков он делает снимки с орбиты. И в такие моменты говорит: «Чувствую себя самым настоящим джином».

На первой космической скорости…

Иван просит в комментариях писать, какие места на Земле хочется увидеть: «Мне будет интересно почитать и в дальнейшем «половить» их на нашей прекрасной планете». Надо ли говорить, что просьбами космонавта-испытателя завалили в первые же часы? Но времени в сутках, несмотря на то, что они уже не земные, оставалось столько же…

«У нас на Международной космической станции достаточно загруженный рабочий день, многие фотографии я делаю в личное время. И мне не всегда хватает времени читать все ваши комментарии, а уж тем более отвечать на них. Если я буду это делать, мне некогда будет работать или спать», — написал со смайликом Иван.

Но отказывать в снимках с орбиты космонавт не стал. Поблагодарил за обратную связь под его постами и решил проводить викторины. Приз – заветный снимок. Любой точки на Земном шаре (с поправкой на ограничения по баллистике, свободному времени и освещенности, потому что «не всегда орбита проходит над объектом в свободное время, которого не так много).

Конечно, я включился в эту гонку. Почти на первой космической скорости (а без нее в конкурсе просто никак). Нужно первым оставить в комментариях ответ к фотозагадке. А это значит, назвать тот объект, который поймал в объектив Иван Вагнер. Угадать на фото очертания Барселоны, а тем более водопадов Виктория, Игуасу и Ниагары очень непросто (к слову, в туркменских горах тоже есть водопады ниагарского типа: не по высоте, конечно, но по строению, в учебниках так и пишут). И я с этим справлялся. Но ведь важно оказаться первым.

Удачу принес город на краю пустыни и снимок Кононенко

Удача улыбнулась мне на вопросе про город, который лежит на краю пустыни. Вот этот снимок! Посмотрите:

«Друзья, вот для вас новая космическая загадка! Как думаете, что это и где расположено? Первый, кто даст правильный ответ, получит мой скромный приз в виде желаемой фотографии с борта Международной космической станции», — подписал снимок Иван Вагнер.

Луксор! Почти такой же снимок с МКС во время своего полета уже делал наш земляк Олег Кононенко. Я его отыскал в интернете.

Так что знаменитый земляк мне помог! А еще я вспомнил своих друзей из этого же города — Несрин Абд Эль Халим и Амед Абд Эль Фатах. Мы познакомились на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Сочи благодаря проекту «Ивановские открытки – на все континенты». Они потом прислали открытку с валенками-гигантами из нашей Ивановской области на фоне колонн и статуй с фараонами.

Как только понял, что на снимке космонавта Луксор, а самое главное, что успел дать ответ первым, — переслал фото египетским друзьям и получил лайки. Осталось ждать, что Иван, как обычно, поприветствует победителя с борта Международной космической станции. И все вышло именно так.

«Леонид, все верно, это Луксор! Как я и говорил, победитель может выбрать любое место на Земле для съемки с МКС. Но при ограничениях: широта от 56 северной до 56 южной», — обратился ко мне Иван Вагнер.

«Северные» города, в том числе в Ивановской области, в таких пределах снять крайне сложно. Но меня как раз тянуло на юг, где я родился.

На берегу Джейхуна

Увидеть хотелось город, который тоже на краю пустыни. Это Туркменабат. Место рождения туркменского Гагарина – Олега Кононенко. Город, в котором я служил в армии. К слову, в микрорайоне Гагарина. Вот сколько совпадений.

И вот он – «город туркмен», вид из космоса:

«Туркменабат — желание победителя загадки Леонида Кияшко, которую я проводил на своей странице «ВКонтакте». Это второй по величине город в Туркмении, он расположен на левом берегу Амударьи, в 470 км к северо-востоку от Ашхабада», — написал космонавт, впервые, наверное, соединив хештеги #МКС и #Туркменабат. Фото, кстати, опубликовал в нескольких социальных сетях, в твиттере, к примеру – с подписью на английском языке.

Попросив сделать снимок из космоса, я, конечно, передал Ивану Вагнеру приветы от туркменистанцев. Дежавю… Три года назад так же с замиранием сердца в соцсетях ждали снимков другого космонавта – Сергея Рязанского. И я, как и другие туркменистанцы, просили сделать фото Ашхабада. А когда туркменская столица, сверкающая ночью миллионами огней, попала в объектив российского космонавта Сергея Рязанского, получился настоящий для всех подарок для миллионов.

Созвездие Ашхабад и «море белого золота»

«Ашхабад вызывает искреннее восхищение и восторг у тех, кому посчастливилось там побывать. А вы знали, что его название переводится как «любимый город»?» — спросил Сергей Рязанский своих подписчиков, показывая удивительно красивое фото. Туркменская столица на нем словно бы созвездие.

«Один из самых ярких городов – это Ашхабад. У них хорошо с энергетикой, поэтому ночью Ашхабад подсвечивается в зеленый, и фиолетовый, и синий. Это все переливается», — рассказал уже в красках космонавт после — в интервью «Комсомольской правде».

…Через год у Рязанского был уже морской снимок: «Залив Кара-Богаз-Гол в Каспийском море имеет соленость совершенно другого типа, нежели сам Каспий: здесь много отложений глауберовой соли, или мирабилита. Зимой мирабилит кристаллизуется на берегах, поэтому Кара-Богаз-Гол еще называют «морем белого золота». Через пролив «Черная пасть» Кара-Богаз-Гол сообщается с Каспийским морем, при этом поступающая из моря вода никогда не выходит обратно, а вся испаряется из залива, что и делает его многократно солонее. В представлении кочевников и моряков это был залив смерти, наполненный отравленной водой».

Притяжение туркменской земли

Стоит сказать про комментарии под туркменскими снимками на страничках Рязанского в соцсетях: «Дождались Туркменистана», — радуется Тимур Рогожин. «Спасибо за такое фото», — пишет Бегенч Катаров.

А вот комменты под свеженьким снимком Туркменабата от Ивана Вагнера: Николай Нестеренко поблагодарил «за шикарные фото стран Шелкового пути». Алина Арефьева, она сейчас работает в модельном агентстве в Астрахани, написала: «Город моего детства, и в районе Гагарин я жила». Вот так через космос находятся ниточки с земляками. Такие моменты дороги, очень дороги…

Вообще-то, Ивана, как настоящего «джина», я попросил о трех фото. И второе – уголок у Туркменского озера, с грядами песков. Надеюсь и такой пейзаж получить. Давно мечтаю увидеть Каракумы. Может быть, еще исполнится это желание. А появилось оно у меня после интервью с космонавтом Олегом Кононенко.

Космической фотосъемкой он занимается уже давно. На сайте «Роскосмоса» даже есть вкладка со снимками – заходите и смотрите: https://www.roscosmos.ru/25983/. Посмотрите на снимки Ташкента и Астаны, сделанные Кононенко.

После рабочего дня и разбора полета, как говорил мне в интервью Олег, начинается «личное время — делаем, что нам нравится». «Впечатляют с такой высоты Анды. Очень красива Австралия. Есть красота и в пустыне. Кстати, пролетая над Туркменистаном, где я родился, фотографировал родные города — Ашхабад и Туркменабат. Ночью они залиты огнями, очень красиво», — слышать эти откровения космонавта, которому я прихожусь земляком, было для меня настоящим счастьем.

На качество фото, по его словам, влияют прозрачность атмосферы, угол наклона Солнца и первая космическая скорость, с которой ты летишь по орбите вокруг Земли. Сделать удачный снимок помогает специальная программа, «Сигма», которая вычисляет время пролета над определенными объектами.

Про Туркменское озеро, Иссык-Куль и младшего брата Байкала

Сейчас о космической съемке часто расспрашивают Ивана Вагнера.

«Друзья, я получаю очень много вопросов о фотоаппаратуре, с которой мы работаем на борту Международной космической станции, и почему сфотографированные земные объекты кажутся такими близкими, — пишет он. — Ответ прост! Мы используем профессиональные зеркальные фотоаппараты с длиннофокусными объективами».

А телеконвертер позволяет удвоить фокусное расстояние, поэтому с высоты 420 км получаются такие четкие фотографии.

«В течение рабочей недели на Международной космической станции накапливаются и стресс, и усталость. Вот так, уставший, в конце рабочего дня, подлетаешь к иллюминатору, выглядываешь и сразу все становится на свои места. Вид из окна все окупает! И стресс как рукой снимает», — признается, опять же со смайликом, Иван.

В его объектив, к слову, пустыня тоже попадала, когда МКС пролетала на Йеменом, что расположен на юге Аравийского полуострова.

«А вы знали, что северо-восток Йемена покрыт раскаленной каменистой пустыней, где дождь не выпадает годами?!» — рассказал он подписчикам.

А недавно показал во всей красе одну из жемчужин Центральной Азии:

«Представленное на этом фото озеро, я уверен, узнают многие — Иссык-Куль, а окружают его хребты Северного Тянь-Шаня. Название в переводе с киргизского языка означает «горячее озеро», поскольку оно зимой не замерзает, а с древнетюркского — «священное, заповедное озеро». Иссык-Куль является самым большим озером в Киргизии, оно входит в 30 крупнейших по площади озер мира»

И показал «младшего брата Байкала»:

«Именно так называют Хубсугул — второе по площади и самое глубокое озеро в Монголии. Название «Хубсугул» на тюркском языке означает «озеро синих вод». Его относят к древнейшим на планете, так как оно появилось более двух миллионов лет назад в кратере потухшего вулкана. Из Хубсугула вытекает река Эгийн-Гол, которая впадает в озеро Байкал через Селенгу. Хубсугул еще похож на наш Байкал и формой, и ландшафтами берегов, а подводная котловина имеет асимметричные склоны, как и «старший брат».

А я надеюсь увидеть и краешек Туркменского озера, как другие уголки Родины. Природа наделила ее красотой и притягательной силой, которая не ослабевает даже на космических расстояниях. А мне теперь все видно сверху…

Леонид Кияшко,
член Гильдии межэтнической
журналистики России, г. Иваново

0