Кочевница из Ашхабада

Кочевница из Ашхабада

Во времена Великой Отечественной войны Туркменистан был «островком» надежды на мирное существование, временным пристанищем для эвакуированных жителей из разных стран. Сюда приезжали целыми семьями. И для детей, появившихся на свет в этом солнечном краю, – туркменская земля становилась Родиной, которую из сердца не вычеркнешь.

Русская поэтесса, переводчик, кандидат биологических наук Любовь Николаевна Турбина, — одна из тысяч детей, рожденных в эвакуации. Дочь известного белорусского академика в области генетики и селекции растений, родилась в Ашхабаде в 1942 году. И хотя ее еще в младенчестве увезли из Туркменистана, Любовь Николаевна называет Ашхабад своей Родиной.

Поэтесса искренне отблагодарит край, приютивший ее во времена мирового бедствия, и напишет множество стихов-посвящений столице Туркменистана.
Уже в юности Любовь Турбина вновь посетит загадочный уголок в Средней Азии, знакомый ей по рассказам матери. А для чтения стихов на ашхабадской сцене приобретет для себя на местном рынке национальный наряд с вышивкой в традиционном стиле.

Но дни испытаний, годины невзгод –
Нам после как вехи возможных высот.
Но манит азийский мерцающий свод
Раскосым и угольным взглядом…
Мне имя дано Ашхабадом.

Увлеченная туркменской культурой поэтесса переводит стихи туркменских авторов на русский язык. Она общается с поэтом Атамурадом Атабаевым, находя в его стихах близкие ей темы. Связывая свое творчество с родиной и частыми путешествиями, Любовь Турбина называет один из своих стихотворных сборников «Кочевница из Ашхабада».

Как странно – идут в Ашхабаде дожди.
Пустыня в дождях – наважденье!
Одно умещается сердце в груди –
Единственное место рожденья.
Сухими песками кормила война,
Ах, город любви это значит!
А мама у каждого тоже одна
Не может рассказывать – плачет…

Прозвав себя кочевницей из Ашхабада, поэтесса признается, что у нее «бацилла метания в крови». По семейным обстоятельствам она перемещается в Санкт-Петербург, затем Минск, где окончив университет, защищает диссертацию по радиобиологии. Заочно отучившись в московском литературном институте имени Максима Горького, Любовь Николаевна работает над научными трудами, изучая взаимосвязь между белорусской и тюркоязычной литературой.

Поездки по Туркменистану дарят поэтессе особое вдохновение. Впитывая красоту восточной страны, она купается в рифмах, с наслаждением описывая каждую деталь и мелочь, вдохновившую ее на сочинение стихов.

Мы ели дыню – сладкий плод –
Из орошаемой пустыни…
У райских запретных ворот
Мы ели дыню.

Проникновенная лирика Турбиной переведена на несколько иностранных языков, в том числе на туркменский. В 2015 году была издана книга «Разносчик телеграмм», открывает которую автобиографическое эссе писательницы «Ашхабад – две встречи» и стихотворение «Ашхабад».

Да, Любовь Турбина много путешествует, но особенно приятен и дорог ее сердцу гостеприимный Восток. Ашхабад подарил поэтессе имя – Любовь, и эта связь с местом, где она появилась на свет, неразрывна. Особенно ярко она продолжает проявляться в творчестве.

И новых людей из неведомых мест
Узнали, хлеб соли отведав…
Какой-то сплошной сумасшедший отъезд –
Прости, что я первая еду.
Обыденность – вот испытанье любви.
Она не грозит нам – я рада:
С рожденья бацилла метанья в крови
Кочевницы из Ашхабада.

Сельби ЧАРЫЕВА

13+