Ко Дню Великой Победы: СОЛДАТСКИЕ  ИСТОРИИ

Ко Дню Великой Победы: СОЛДАТСКИЕ ИСТОРИИ

Чего только не случалось на войне! Иные истории рассказанные ветеранами-фронтовиками выглядят настолько фантастичными, что слушаешь их и думаешь: быть такого не могло, все это солдатские байки.

Но жизнь порой преподносит настолько лихо закрученные сюжеты, которые намного превосходят самую изощренную выдумку. Рассказчику можно все же не поверить, но вряд ли можно усомниться в искренности очевидцев, которые подтверждают факт случившегося.

Взрывное  меню

Уроженец села Дарганатинского этрапа Лебапского велаята Оразгельды Мурадов во время Великой Отечественной войны воевал в составе знаменитой Чапаевской дивизии. Правда, основным его оружием был не автомат, а поварешка, поскольку служил Оразгельды ротным поваром. Коня у него тоже не было, зато был ишачок и повозка, на которой повар развозил по отрядам продовольствие.

Однажды командир роты в шутку спросил Оразгельды, мол, чем он будет отбиваться, если попадет в руки фашистам? Поварешкой?

— Нет, — ответил повар. — У меня найдется, чем угостить фрицев. И показал на один из кухонных баков, под днище которого он спрятал и тщательно замаскировал противотанковую мину и связку ручных гранат.

У командира был повод для подобного вопроса. В тот момент передовые позиции наших войск и гитлеровцев находились неподалеку друг от друга, а повару приходилось курсировать между взводами. И надо же такому случиться (вот накаркал комроты), что Оразгельды Мурадов вскоре действительно был схвачен разведкой противника.

Как это случилось? То ли повар заблудился, то ли по какой другой причине оказался в руках врага, трудно сказать. Но факт остается фактом – повар Оразгельды попал в плен. Вместе с осликом, повозкой и кухонными баками, в которых плескался борщ и упревала только что сваренная каша.

Увидев столь необычную добычу, немецкий командир поинтересовался, что находится в баках? Оразгельды открыл крышку, предлагая ему самому убедиться, что ничего кроме свежего варева там нет.

Наверное, от борща исходил такой соблазнительный запах, что гитлеровец тут же приказал раздать питание его солдатам.

Оразгельды не стал играть в героя и заявлять, что он, дескать, советский повар и не станет кормить проклятых фашистов. Раз он военный повар, значит должен кормить солдат. И Оразгельды призывными жестами и задушевной улыбкой стал приманивать немчуру к кухонным бакам.

Однако он одной рукой, с зажатой в ней поварешкой подманивал фрицев, а на другую незаметно накручивал проводки, привязанные к чекам гранат. Когда Оразгельды увидел, что возле кухни собралось достаточно вражеских солдат, он резко дернул за проводки, вырывая чеки из гранат. Раздался оглушительный взрыв. Теперь уже каша получилась из гитлеровцев. Меню оказалось с сюрпризом, в виде третьего блюда.

Вот так Оразгельды Мурадов из Дарганаты внес свой вклад в разгром немцев под Полтавой. Несколько десятков гитлеровцев навсегда накормил он своим огненным борщом.

Правда, угощение стоило жизни и самому повару. Посмертно Оразгельды Мурадов был награжден орденом «Красной Звезды». А рассказал об этом случае фашист, который чудом остался в живых во время этого «пира» и взятый в плен, спустя  несколько дней после события, когда наши войска перешли в наступление.

Впоследствии подвиг Оразгельды Мурадова был описан комиссаром Чапаевской дивизии Ворониным.

Спасительные  «камешки»

А эта история произошла уже после войны, хотя началась она именно в годы Великой Отечественной.

На перроне ашхабадского вокзала стоял пожилой человек, дожидаясь, когда подойдет его поезд. Вдруг он услышал, как из остановившегося рядом тепловоза, тянувшего вереницу цистерн, кто-то его окликнул.

Мужчина оглянулся и увидел высунувшегося из окна тепловоза молодого парня, который махал ему рукой, приглашая  к себе.

— Здравствуйте, Хашан ага! – сказал машинист, когда его гость поднялся в кабину.- Вы, наверное, меня не узнаете? Конечно, столько лет прошло… А я хорошо помню, как вы бросали в меня камешки.

Хашан ага внимательно посмотрел на улыбающегося парня и увидел в нем того мальчишку, лет семи-восьми, стоявшего у ворот Берекетского хлебозавода осенью 1942 года. Осень выдалась ненастной, шли дожди, а мальчик был одет все еще по-летнему. Он дрожал от холода, на глазах выступили слезы.

— Тебя обидели?- спросил проходивший мимо печник завода Хашан Атаджик. — Тебя кто-нибудь побил?

— Нет,- ответил мальчик. — Меня никто не бил. Я очень хочу есть.

У Хашана, самого отца большого семейства, защемило сердце. Он прекрасно понимал чувства ребенка, но чем он мог помочь ему?

В те суровые времена работникам хлебозавода было запрещено выносить с завода даже грамм хлеба. Но и оставить мальчика без помощи печник не мог. Решение пришло само собой. Он что-то пошептал пацаненку на ухо, и тот согласно кивнул головой.

Каждый день, в условленное время  он приходил к забору хлебозавода и печник Хашан, едва завидев мальчика, грозно кричал ему:

— Ты снова пришел?! Еще раз увижу тебя здесь, изобью как собаку! Ну-ка  уходи отсюда! Вот я сейчас камнем в тебя запущу!

Угрозу расправы печник подтверждал действием, швыряя в мальчика увесистым круглым комком. Мальчик подбирал комок и уходил. Так продолжалось до тех пор, пока не наступили лучшие времена. Камешки, которыми швырял Хашан Атаджик в мальчика, были 100-граммовые кусочки теста.

Прошли годы и вот теперь эта нежданная встреча. Мальчик вырос, стал машинистом. Мужчины крепко обнялись.

— Хашан-ага, родной, ведь вы мне тогда своими «камешками» жизнь спасли, — говорил машинист, крепко прижимая старика к себе. — Я бы помер с голода, ведь у меня никого из родных не осталось… — голос его дрожал, на глазах выступили слезы, как тогда, в далеком 42-м. Только теперь уже не от холода и голода. Это были слезы благодарности.

— Да ладно, чего уж там,- бормотал растроганный старик, у которого тоже защипало глаза. — Никто бы тебе умереть от голода не дал. Ведь мы все одна семья…

Война обостряла чувства людей, заставляла их сплачиваться перед лицом опасности и в те грозные годы люди старались стать опорой друг другу.

Владимир ЗАРЕМБО