Цирк как радость общения: американские мастера манежа в гостях у туркменских коллег

Эзиз ОВЕЗОВ

Уже почти неделю в разных городах страны проходят мастер-классы и творческие встречи с цирковыми артистами из Америки, которые приехали к нам по программе культурного обмена посольства США в Туркменистане.

Среди них – Билл Форчун, специализирующийся на акробатике и в клоунском искусстве, воздушная гимнастка Сара Доул, а также впервые в Туркменистане Кит Каплан, специализация которого – балансирование на катушке и жонглирование.

Корреспондент Orient встретился известными циркачами и расспросил их о том, как они оценивают развитие туркменского цирка, какие впечатления они получили от путешествия и как цирковое искусство сближает людей.

Orient: В этом году вы приехали в Туркменистан на неделю. Что вы успели сделать за то время, которое вы здесь, и что вам больше всего запомнилось?

Кит Каплан: Мы встретились со многими людьми из разных сфер. Побывали и в Ашхабаде, и в регионах Туркменистана — Лебапе, Мары и Дашогузе. Встретились со студентами кафедры циркового искусства Института культуры, с артистами цирка, со студентами других школ искусств в велятах.

Было безумно интересно пообщаться с этими очень разными аудиториями и приятно, как они гостеприимно и тепло приняли нас. На мой взгляд, это лучший способ познакомиться с новой для себя культурой – лично пообщаться с её представителями.

Билл Форчун: Для нас было честью познакомиться с представителями туркменского искусства, со студентами школ искусств из разных регионов страны. У них отличный уровень подготовки и они с большим воодушевлением отдаются своему делу.

Ребята, которых мы видели, действительно очень талантливы и не уступают по мастерству именитым мировым артистам, при том, что я очень много путешествую и знаком с очень многими коллегами из разных страны.

Сара Доул: Мне особенно понравилось выступление, которое мы увидели в Туркменабате, в школе искусств Лебапского велаята, а также запомнились ребята из школы искусств в Дашогузе.

Меня поразил не только уровень подготовки студентов с технической точки зрения, но и то, как они себя преподносили, не боялись раскрыться перед публикой, чтобы донести до аудитории свой посыл.

Orient: Девиз нашего сайта – «Наш ориентир, то что сближает людей». Как вы думаете, как цирк сближает людей?

Сара Доул: Исторически цирк был местом разнообразия человеческих способностей. В нём находили себя уникальные, не похожие ни на кого люди и при этом понимающие друг друга, несмотря на какие-то социальные или коммуникативные барьеры. Они находили общий язык, работая в сплочённом коллективе, главной задачей которого было веселить людей и дарить радость.

Билл Форчун: У нас в США традиционно цирк является своеобразной семьёй. То есть, не семьёй, в которой мы выросли, а семьёй, которую мы сами для себя выбрали. И что было удивительно, когда мы приехали сюда, так это то, что туркменский цирк принял нас в свою семью как родных.

Так как моя специализация – клоунада, то в своём искусстве я пытаюсь донести до аудитории сообщение языком тела. Я пытаюсь вызвать у них эмоции, не прибегая к словам, показать своими жестами то, что я думаю, и это объединяет меня с моей аудиторией, на каких бы языках мы ни говорили.

Кит Каплан: Цирковое искусство объединяет людей на почве захватывающих впечатлений. Это платформа, на которой могут встречаться представители разных стран и культур. Но все они, так или иначе, объединены интересом ко всему необычному, стремлением заглянуть за ту грань, где невозможное становится возможным.

Orient: Вы бывали на цирковых аренах по всему миру. Что особенное вы увидели в туркменском цирке?

Сара Доул: Знаете, цирковое искусство в Туркменистане и у нас имеет свои неповторимые особенности, но в то же время оно в чем-то очень похожее. Будто их связывает нечто магическое.

Несмотря на то, что у каждого номера свой стиль, своя музыка, каждый артист имеет индивидуальную манеру исполнения трюков, мы все общаемся на одном и том же невербальном языке, одними и теми же движениями, какими-то базовыми моментами, которые во всех культурах и во всех цирках едины.

Билл Форчун: В принципе, у нас у всех, как артистов, одинаковые цели, да и истории, которые мы хотим рассказать зрителям, в общем-то, похожие. Отличия, пожалуй, в том, что каждый исполнитель несет в себе отголосок национальной культуры, традиций, и это придает колоритную выразительность, что всегда приятно видеть.

Например, больше всего впечатлило нас здесь выступление туркменских джигитов из труппы «Галкыныш». Они неподражаемы! Это очень зрелищное представление, в котором ощущается огромная мощь и энергетика. Джигитовка присутствует в цирках многих стран, но туркменские артисты неповторимы в этом сложном жанре!

Orient: Ваша основная цель в поездках – учить цирковых артистов. Но, если взглянуть на это глубже, что вы хотите донести до тех, с кем работаете? В чем вы видите смысл своей миссии?

Кит Каплан: В первую очередь, для меня важно познать новую культуру- через людей и их творчество. Это первая причина.

Вторая причина – поделиться искусством, которое я очень люблю и в которое я вложил всю свою жизнь. И где бы мы не были в вашей стране, будь это государственный цирк, институт или школа искусств в регионе, везде у нас была возможность посмотреть на талантливых ребят и передать им частичку своего опыта.

Такой культурный обмен делает нас ближе. Чем больше мы узнаем друг о друге, тем лучше понимаем и доверяем друг другу. И это, на самом деле – самая большая мотивация для меня.

Билл Форчун: Моя миссия в жизни и вообще в любом деле, которое я начинаю, и в любой поездке, в которую я отправляюсь, в первую очередь – развлекать, вдохновлять и делиться тем, что я умею.

Сара Доул: Лично я, когда преподаю студентам, одновременно учусь у них сама чем-то, в том числе тому, как стать ещё лучшим учителем, и это является моей основной миссией – становится лучше и помогать становится лучше другим.

Orient: Как, по вашему мнению, цирк развивается в Туркменистане сравнительно с другими странами? И возможно, есть что-то такое, чего не хватает в туркменском цирке, что уже давно существует в других?

Билл Форчун: Это сложный вопрос, если говорить конкретно о цирковом искусстве, потому что в каждой стране оно развивается по своим особым канонам. Невозможно сказать, что чего-то не хватает или что-то нужно добавить, ведь это уже будет субъективное мнение и субъективный опыт из другой страны.

В каждой команде есть собственный эволюционный процесс, и здесь в Туркменистане своя динамика развития цирка. Если говорить прямо, что нужно внести какое-то изменение, то это может помешать естественному курсу развития.

То, что мы преподавали туркменским студентам, то, чему научил их я, мне кажется, уже в какой-то степени повлияет на их развитие. И возможно, они примут какие-то техники, какие-то методы, которые обогатят их багаж и откроют новые возможности.

Мне также хочется немного «перевернуть» вопрос и ответить – что я вынес из этой программы для себя?

На данный момент я до конца не разобрался в том, что именно дало мне это далёкое путешествие, но я точно знаю, что во мне что-то изменилось, как и во всех нас. И это тоже повлияет на нас и поможет развиваться нам в новом для себя направлении.

Эта программа является «топливом» для моего «творческого огня», поэтому, когда я приеду домой и вернусь к работе над своими проектами, этот уникальный опыт будет очень помогать мне в моём творчестве.

0