Боевой товарищ Александра Матросова из села Геокча

Боевой товарищ Александра Матросова из села Геокча

В Музее боевой славы имени Александра Матросова в городе Великие Луки, рядом с ценными документами хранятся как дорогие реликвии редкие фотографии военных лет, листки с фронтовыми воспоминаниями. Много лет назад, к очередной годовщине Великой Победы их по просьбе сотрудников музея прислал из далекой Туркмении в город на Псковщине однополчанин легендарного солдата, ветеран Великой Отечественной войны Аманкули Байрамович Байрамов.

Вскоре и он получил из Великих Лук увесистый пакет. В нем лежали письмо с благодарностью от коллектива музея, листовка с фотографией Александра Матросова, набор открыток с видами города и брошюра, рассказывающая об истории создания и работе музея.

…В ауле Геокча под Ашхабадом зрели яблоки и виноград, когда пришло страшное известие – началась война. Она ворвалась, как вихрь, оторвав людей от привычных занятий. Прощались с семьями и уходили на битву с врагом мужчины. Весной 1942 года ушли на фронт четыре брата Оразовых, в том числе и отец Аманкули.

– Я остался единственным мужчиной в своей семье, – рассказывал Аманкули Байрамович. – Сразу навалилось много работы и дома и в поле. К тому же я оканчивал восьмой класс, готовился к экзаменам. С волнением прислушивались мы к сводкам Совинформбюро. Слова диктора, сообщавшего о ходе боев, воспринимались как призыв к защите Родины. После экзаменов мы, одноклассники Гурт Мурадов, Аллаберды Сапардурдыев, Мурад Аваков, я и другие ребята, решили пойти на фронт добровольцами.

Пятнадцать километров до Ашхабада они прошли пешком и, представ перед военкомом, заявили о своем желании. Через три дня, 14 августа поезд увозил их, теперь уже бойцов Красной Армии под Москву, где шли кровопролитные бои. Но молодым воинам в них участвовать не довелось. Им предстояло пройти военную подготовку во Владимирской области.

Здесь, туркменских парней, не привыкших к холоду, застала суровая русская зима. Но на трудности никто не жаловался. Все рвались в бой и с нетерпением ждали окончания учений. Наконец, это время настало. Младшему сержанту, командиру отделения Аманкули Байрамову пришлось расстаться со своими земляками: его отправили на Калининский фронт, а их – на другие участки боев.

…Под обстрелом артиллерии и авиации противника колонна пробиралась к передовой. Они шли по местам, где еще недавно гремели бои. Их встречали воронки, свежие от снарядов, сожженные деревни, слезы и горе людей. И чем дольше они шли, тем сильнее сжимали руки оружие, и единая мысль придавала силы – мстить. Мстить! Мстить!!!
Первое боевое крещение Аманкули принял в декабре 1942 года, сразу по прибытии на передовую. Бои шли почти ежедневно. Отброшенный от Москвы враг яростно сопротивлялся.

– Но мы все равно продвигались вперед, – рассказывал спустя многие годы Аманкули Байрамович. – В нашем 254-м гвардейском полку 91-й отдельной стрелковой бригады воевала в основном молодежь. Бойцы были очень дружны и сплоченны. В том, что мы победим, ни у кого не было сомнений. Мы были намного сильнее врага своим духом, потому что боролись за правое дело.

Время от времени приходило пополнение. С одной из групп добровольцев в бригаду прибыл молодой парень. Звали его Александр Матросов. Его зачислили в первую роту 2-го стрелкового батальона, в которой служил и Аманкули Байрамов.

– Саша внешне ничем не выделялся среди однополчан, – вспоминал Аманкули Байрамович. – Невысокого роста, серьезный, самостоятельный. Ребята в шутку называли его «фэзэушником», зная, что он одно время работал слесарем на вагоноремонтном заводе. Его сразу назначили агитатором и комсоргом группы.

Шаг за шагом бойцы продвигались по направлению к Великим Лукам. 16 февраля 1943 года город был освобожден от гитлеровских оккупантов. Но одним из важнейших участков фашистской обороны была деревня Чернушки. Фашисты опоясали ее тройным рядом проволочных заграждений, заминировали подступы.

Перед бригадой была поставлена задача – прорвать оборону противника и выйти на линию железной дороги Насва-Локня. Отсюда открывался путь на Прибалтику. Бой был назначен на 27 февраля. В том бою и шагнул в бессмертие Александр Матросов.

– Несмотря на упорное сопротивление врага, мы ходили в атаку за атакой, но Чернушки все-таки взяли, – рассказывал Аманкули Байрамович. – Каждый солдат был готов пожертвовать своей жизнью, – нас вдохновлял подвиг Саши Матросова. – Деревня была взята. Позже мы узнали, что за две недели до этого ему исполнилось девятнадцать лет.

Через несколько дней на берегу реки Ловать Аманкули Байрамов был тяжело ранен. Госпиталь. И снова фронт. Теперь уже Белорусский. Снова ранение, и опять возвращение в строй. Закончил войну Аманкули Байрамов в Восточной Пруссии уже в звании старшины. Но перед тем как вернуться домой, пришлось повоевать с японскими самураями.

Дома его ждала ослепшая от горя мать. Выплакала она все слезы по погибшему мужу. Остались лежать на полях сражений и два брата отца. Не вернулись многие сельчане, в том числе и ровесники Аманкули.

Больше четырех десятилетий подполковник в отставке, кавалер шестнадцати трудовых и боевых наград Аманкули Байрамович Байрамов вел большую воспитательную работу, выступая перед молодежью с рассказами о своей боевой молодости.

– Я горжусь тем, что мы, вчерашние пацаны, не дрогнули в час суровых испытаний, – делился воспоминаниями ветеран.

Он был счастлив тем, что довелось воевать рядом с таким замечательным солдатом, как Александр Матросов. Служить под командованием таких прославленных полководцев, как И.Д.Черняховский, А.М.Василевский и др. Об этом он всегда с волнением рассказывал молодежи.

– Они должны знать, какой ценой досталась мирная жизнь, – говаривал Аманкули Байрамович. – Все это останется в моем сердце…

При этом он любил разглядывать открытки с видами Великих Лук и думал, каким красивым стал этот город! Ничто не напоминало о тех руинах, которые встретили нас тогда, холодной зимой 43-го года.

 – Вот бы тебе, Саша, увидеть все это, – часто думал Аманкули Байрамович, представляя живым боевого товарища. – Как бы ты обрадовался. И у меня все, что испытали мы на фронте, все, что пережили, – осталось в моем израненном сердце…

Владимир ЗАРЕМБО

0