Бессмертный полк с туркменским флагом и детские игры военных лет

Бессмертный полк с туркменским флагом и детские игры военных лет

Это движение объединяет людей по всему миру. Объединяет тех, кто помнит героев давно минувшей войны и хочет рассказать о них другим. О них и, конечно, их родной земле. Поэтому на шествие «Бессмертного полка» берут не только портреты фронтовиков, но и флаги тех стран, откуда родом герои.

Правда, на родине этой акции – в России — шествие в этом году перенесли на более поздний срок из-за коронавируса. И 9 Мая «однополчане» встанут в строй виртуально. Портреты будут транслировать на уличных экранах и в эфире телеканалов, площадках онлайн-кинотеатров, в соцсетях и на портале самого «Бессмертного полка».

Это значит, имена героев вновь вспомнят всем миром. И наступит день, когда фотографии вынесут на улицы. Хочется вспомнить, как это происходит в городе Иваново. Акция здесь собирает и уроженцев Центральной Азии, в том числе Туркменистана, ведь город многонациональный и в пестрой людской реке, объединившей почти двадцать тысяч жителей города, виднеются разные флаги.

Я сам нес туркменский. Появление зеленого стяга с лентой ковровых гелей, подаренной коллегами из ORIENT, всегда вызывает в колоне любопытство. Люди вспоминают, как сами приезжали в Туркменистан.

Так, генерал-майор Александр Ахлюстин, руководивший в Иванове центром боевого применения и переучивания летного состава, вспоминал Красноводск (ныне Туркменбаши). «Бессмертный полк», придуманный, к слову, журналистом из Томска Сергеем Лапенковым, вообще располагает к воспоминаниям и общению. Он ведь объединяет людей совершенно разных по возрасту, интересам и статусам, что в обычной жизни случается не уже не так и часто.

Вкус войны с хлопковым жмыхом

Вместе после шествия люди с удовольствием пробуют блокадный хлеб. Те самые «125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам». Нехитрый рецепт восстановили студенты ивановского энергоуниверситета, в котором тоже учатся туркмены, и каждый год ко Дню Победы пекут и раскладывают его по пакетам.

Цельнозерновая мука грубого помола, такая популярная сейчас у сторонников здорового питания и конкретно вегетарианства, входила в основу и рецепта 1943 года. Эту муку называли еще обойной, потому что из нее варили клейстер. Для выпечки ее потребуется больше половины от всех других продуктов. Овсяной муки нужна только четверть. Потребуются подсолнечный жмых, солод и соль. Про жмых я много слышал от отца. Для детей войны это было настоящее лакомство. Чем-то вроде жвачки.

Слышать-то я слышал, но никогда не пробовал. В блокадном хлебе, который раздавали на площади Пушкина, жмых был, и вкус он придавал особенный. Хлеб действительно мне понравился. И сыну моему тоже. Он съел все до последней крошки. Но надо помнить, что такой маленький кусочек в осажденном городе шел не вприкуску с чем-то. Он был единственным источником жизни и надежды.

Рецептов блокадного хлеба существует не меньше десятка. Голь, как говорится, на выдумку хитра. В самом начале блокады, когда продуктов было в достаточном количестве, хлеб пекли из смеси ржаной, овсяной, ячменной, соевой и солодовой муки. Через месяц к этой смеси стали добавлять льняной жмых и отруби. Под самый конец использовали… целлюлозу, хлопковый жмых, обойную пыль, вытряски из мешков кукурузной и ржаной муки, березовые почки, сосновую кору и обычные опилки.

В избытке была и вода, отчего хлеб становился склизким. Думается, что такой хлеб поклонникам модного питания сегодня вряд ли бы пришелся по вкусу. И все-таки «Блокадный хлеб», который пекут в Иванове, дает возможность хоть немного почувствовать дух эпохи. Помню, как моя коллега сказала: «В это трудно поверить, но хлеб неплохой. Может быть, даже получше нашего».

Три тысячи шагов в строю с настоящими героями

Туркменский флаг в таком шествии объединяет соотечественников. Помню, как ко мне подошел Бахтияр из химтеха, а с ним и другие туркмены, учащиеся в ивановских вузах. Город славится еще и как один из самых молодых в России, имеющих много университетов.

В кругу тысяч людей, ставших тебе близкими за такой короткий срок, путь кажется недолгим. А ведь «Бессмертный полк» идет по городу три тысячи шагов. Прадедушек и прабабушек, то есть их портреты, бережно несут на руках. И поют «Катюшу», «Алешу», другие песни войны. А время от времени по колоннам прокатывалась волна громогласного: «Ура!».

О героях расскажет книга «Шохрат» и поисковые порталы

…Мой двоюродный дедушка гвардии старший лейтенант Леонид Афанасьевич Кияшко был офицером связи и на фронт, как и тысячи туркменистанцев, уходил из Ашхабада. С войны он вернулся с четырьмя орденами и медалью. Его портрет теперь держит мой сын Леша.

Наградами ветеран не хвастал и о войне вообще вспоминать не любил. Поэтому со временем подвиги его забылись. Помню как искал его имя в книге «Шохрат», где есть все, кто вернулся с боев. Очень хотел узнать о нем больше. И мне это удалось не так давно. Использовал российские сайты, в которых обобщены миллионы архивных документов. Многие люди узнают на этих ресурсах совершенно новые сведения.

На портале «Подвиг народа», хранящий наградные документы, я узнал, что медаль «За отвагу» моему предку досталась при защите Сталинграда. Орден Красной Звезды — сразу за несколько подвигов на Белгородском направлении в середине войны (позже получил еще один такой орден). В отсутствие возможности наладить надежную связь он передавал важные донесения, рискуя жизнью, и охранял с бойцами знамя.

А в начале победного года войны прорвался через движущуюся немецкую колонну пехоты у Крайцбурга и руководил переправой передовых отрядов на западный берег Одера. Орден Красного Знамени получил сразу после этого. А незадолго до Победы товарищ Кияшко переправлял солдат уже через Эльбу и получил орден Отечественной войны I степени.

А может, вы тоже не знаете, какие ордена и медали были у ваших родных, воевавших в Великой Отечественной? Вот несколько сайтов, созданных на основе документов Министерства обороны РФ.

«Мемориал» — obd-memorial.ru
«Подвиг народа» — podvignaroda.ru
«Память народа» — pamyat-naroda.ru

Еще один ресурс — «Все архивы Министерства обороны РФ», расположенный по адресу: archive.mil.ru. На нем есть ссылки на предыдущие сайты. На портале «Саксонские мемориалы» есть сведения о погибших в плену на территории Германии — dokst.ru.

Списки тех, кого нашли после войны поисковые отряды, есть на ресурсах «Объединение «Отечество» — otechestvort.ru, «Долина» — poisk-dolina.ru, «Обелиск» — obelisk-mos.ru.

Важные сведения содержит ресурс «Блокада Ленинграда. Эвакуация».

Помощь в розыске информации даст также интернет-портал поисковая рубрика портала «Бессмертный полк» — moypolk.ru/search/site.

А филиал Центрального архива Министерства обороны РФ (191180, Санкт-Петербург, пер. Лазаретный, д. 2) выдает данные о ранениях и госпиталях, но запрос нужно отправлять только по почте с вложенным конвертом, на котором указан обратный адрес.

Если по полному имени не найдено данных, нужно попробовать поиск только по фамилии, вводя и различные варианты искажений, а также по месту призыва/рождения (раньше было другое территориальное деление и другие названия областей и городов). В судьбе солдата могут быть ошибки — записан, что погиб, но он вернулся живым. Учтите и то, что базы данных обновляются раз в полгода. Так что поиск можно продолжать.

Игра в «лянгу» и фейерверк из гальки

Память о Победе – это не только шествие с портретами тех, кото уже нет, но и пронзительные истории очевидцев. Все меньше тех, кто был на фронте. Но живы те, кто помнит войну не по рассказам. Они были, кажется, еще детьми, но уже взвалили на свои плечи ответственность взрослых.

На днях мне довелось встретиться с руководителем комплекса музейно-выставочных и ресурсных центров Ивановского политеха Феликсом Иосифовичем Каганом. День Победы он, десятилетний мальчишка, помнит хорошо. Семья жила в эвакуации в Чкалове. Сейчас это Оренбург. 9 Мая, по случаю всеобщего праздника, бесплатно крутили кино, но нужно было отстоять очередь за билетом. Как это было, напоминают стихи:

Двадцать рук меня взметнули
Над толпой галдящих тел –
Ну и тут я вроде пули
Прямо к кассе пролетел.

«У касс стояли толпы. И тогда взрослые меня, местного вратаря, кинули в толпу. И поверх голов я добрался до окошка. Кассирша расхохоталась и дала мне билеты», — вспомнил этот случай Феликс Иосифович. И зачитал стихи:

В день Победы, в сорок пятом, —
Это было так давно! –
С боем брали мы, ребята,
Кассу местного кино.
Фильм трофейный, помню внятно,
Хоть прошло изрядно лет.
На сеанс ступай бесплатно,
Только чтобы был билет.
Атакуем, как в футболе,
Раздобудем, хоть умрем.

Достался, правда, не только билет, но и небольшая трепка за такой рывок вне очереди. Но что это в сравнении с настоящим трофеем?

«Но это еще не все, мы с мальчишками устроили в День Победы салют. Недалеко от переулка был склад трофейного оружия. Мы, пацаны, конечно, прознав про это, «охотились». Сделали подкоп под забором, и когда постовой шел спиной, ныряли в проход. Короче говоря, добывали все, что хотели: патроны, которые бросали в горящий огонь, что было очень опасно, и другие вещи», — признался наш собеседник.

Например, грибовидный клапан поршня двигателя самолета. Ножку спиливали, заливали воду в шляпку и шла бурная реакция. А салют делали так: взяли пустую консервную банку, оторвали крышку, налили воды и бросили натрий. А сверху накрыли металлической плоской тарелкой, каких в войну было много. Перед этим наполнили ее галькой.

«Все взрывается и тарелка взмывает в небеса. А галька разлетается и по металлическим крышам: ты-ты-ты-ты-ты», — вспоминает Феликс Иосифович.

…До войны семья жила в Минске. И буквально перед первыми бомбежками детский сад отправили на дачи в пригороде. В местечке Ратомка, которая фигурировала в Нюрнбергском процессе, было много пионерлагерей и дач, но большинство из них выехать не успели. И там создали госпиталя для фашистов: брали у детей кровь для раненых.

А детский сад моего собеседника успел вытащить «лотерейный билет» под названием «эвакуация».

Мы жизни кросс невиданной дистанции
Бежим, а в небесах – снарядов гулы.
Но прочие, забытые под Минском,
В палатах доноров, где детские кроватки…
Известны вряд ли скорбные те списки.
А кожа нежная – солдатам на заплатки.

Семья воссоединилась под Куйбышевым (Самарой), откуда беженцы отправлялись в Среднюю Азию, или на восток – Урал, Сибирь.

Что такое «лянга»,
вряд ли кто и знает.
Так, кусочек меха
да свинцовый груз.
Но играли в «лянгу»
мы не уставая,
С нами – все мальчишки,
весь большой Союз.
Лишь звонок с урока –
в коридор гурьбою,
Из кармана «лянгу»
поскорей достать,
Чтоб ноги ударом,
а точней – стопою,
Приспособить «лянгу»
свечкою взлетать.
В нашей средней школе
гнали с шевелюрой,
Запрещали драться
и тайком курить.
Но на переменах
мы двойные «люры»
Выполняли «лянгой» —
тоже способ жить.
«Лянга» — это ловкость
и досуга средство,
«Лянга» — это сила
и спортивный вид.
Эх, отбросить годы,
да вернуться б в детство,
Да сыграть бы в «лянгу»,
но… радикулит.

Что такое «лянга» я как раз знаю хорошо, — как и альчики, это игры и моего детства в Ашхабаде («лянга» по своему «хулиганскому статусу» почти приравнивалась к рогатке и учителя могли ее отобрать). Но я был удивлен, что их хорошо знают в России. Стал изучать эту тему и выяснил, что этот «волан» из овечьей шкуры со свинцовой «пуговицей» больше всего, конечно, известен в Центральной Азии.

Два года назад, к слову, на Всемирных играх кочевников в соседнем Кыргызстане при поддержке UNISEF эту детскую народную игру представили в «Караване детских игр», а в Казахстане, чтобы вернуть игре популярность, провели молодежный чемпионат. Есть аналог «лянги» и в Китае. А также в… Америке. Причем появился там всего полвека назад. Речь об игре в футбэг – первоначально это «мешочек, набитый бобами»…

О далекой войне напоминают не только шествия, залпы салютов и песни, дворовые игры. Память на века – это и новые мемориалы, появляющиеся в многонациональном Иванове.

На памятных досках – имена мусульман

Ставят их в честь представителей самых разных народов. Так, несколько лет назад у соборной мечети, одной из крупнейших в Центральной России, торжественно открыли мемориальные доски двум участникам Великой Отечественной войны, Героям Советского Союза – мусульманам, чьи имена связаны с Иваново: Габибулле Эйнулле оглы Гусейнову и Харуну Умаровичу Богатыреву.

Леонид Кияшко, Гильдия межэтнической журналистики России,

г.Иваново

0