Бахши – хранитель культурного кода туркмен

Бахши – хранитель культурного кода туркмен

Самобытность туркменской национальной культуры проявляется целой россыпью ярких особенностей и уникальных характеристик, в пронесенных через века ценностях, вносящих неповторимые краски в общечеловеческую цивилизацию.

В генезисе, сохранении и передаче общего культурного кода нации особую роль играют бахши – музыканты, певцы, сказители и гуру, веками формировавшие духовный мир и нравственные ориентиры туркмен, их менталитет и художественный вкус. Бахши всегда пользовались высочайшим авторитетом и любовью народа, который считал их искусство выше и важнее власти правителей и побед полководцев.

Об этом свидетельствует история о Шукуре-бахши, который для освобождения из плена своего брата избрал состязание в искусстве дутарной музыки вместо военной силы или выкупа. Как говорили односельчане Шукура, «за две его мелодии можно отдать сотни миров». Когда в его руках богатство, равное ста мирам, зачем ему полагаться на грубую силу?! Ведь такое богатство дается не каждому. У любимого народом музыканта такое богатство уже есть.

Своим дутаром он должен показать народу, что понимает вечный закон мироздания. И что своим мастерством он вносит свою лепту в музыку мироздания. Вот таким образом он сохраняет доброе имя, честь и достоинство народа.

Можно сказать, что именно бахши сыграли определяющую роль в формировании культурологического типа национального самосознания туркмен, их жизненной философии, в основе которой лежат гуманистические ценности и духовные категории, приоритет мягкой силы перед жестким силовым давлением.

И это один из мощнейших источников современного туркменского нейтралитета с его основополагающими установками на культуру мирного диалога, взаимодоверия и конструктивного сотрудничества, на развитие всех форм дипломатии в решении возникающих проблем международных отношений, глобальных угроз и вызовов.

Особое отношение туркмен к духовным ценностям и образованию, книге и музыке, их увлеченность интеллектуальной игрой в шахматы, способность возвышать ремесла до уровня искусства отмечал в 19 веке француз Гулибеф де Блоквиль, который в течение четырнадцати месяцев вел, как говорят социологи, включенное наблюдение за жизнью мервских текинцев. В своих заметках о пребывании среди туркмен он писал:

«Почти все туркмены умеют петь или играть на особом двухструнном инструменте, и их любовь к музыке сильна в такой мере, что даже во время самых сильных холодов они, заслышав в какой-нибудь палатке музыкантов и не имея возможности протолкнуться в нее вследствие многочисленного скопления народа, лежат или сидят вокруг нее, закутавшись в шубы, пока не смолкнет в палатке музыка».

Огромное впечатление на молодого француза произвело отношение туркмен не только к музыке, но и к ее исполнителям — бахши, которые пользовались в народе особым уважением и почетом:

«Всюду, куда бы он ни явился, его принимают с распростертыми объятиями: ему первому подают чай, трубку; словом, он везде занимает первое место. Если он нужен ради какого-нибудь случая, то недостаточно просто известить его об этом. К нему отправляются обыкновенно верхом два или три человека и просят баршы (бахши – О.Р.) сделать им честь провести у них вечер. Ему предлагают коня, чтобы отвезти и привезти его».

Как отмечали другие авторы, в каждом селении, куда приходили со своими песнями и сказаниями бахши, люди заранее готовились к встрече с ним: продумывали вопросы для беседы, место для торжества, угощение и пр. Тысячи людей приходили слушать бахши, который начинал петь в пять-шесть часов вечера и заканчивал в восемь-девять утра с короткими перерывами, во время которых музыкант пил чай, разговаривал с людьми. Нередко бахши сопровождал помощник, который хорошо знал его привычки и вкусы.

Дутарная музыка и искусство бахши несут в себе духовное начало, которое развивается вместе с историей народа и сохраняет его национальную идентичность в различные эпохи, не позволяя размывать ее чуждым или преходящим веяниям. Это неотъемлемая часть и современной культурной жизни страны, которая наряду с популярной музыкой служит целям созидания и духовного наполнения жизни людей, сопровождает все праздники и крупные события в общественной жизни.

Начиная от своих исторических прототипов в лице огузских сказителей – озанов и главного действующего лица героического эпоса «Горкут Ата», слагавшего песни и сказания о подвигах огузов, бахши являлись главными хранителями устного народного творчества – дестанов и легенд, музыки и поэзии. Они передавали из поколения в поколения традиции и морально-нравственные заповеди предков, обеспечивая связь прошлого настоящего и будущего.

В наше время эта временная вертикаль дополняется горизонталью, по которой национальное достояние туркменского народа приобретает международное и глобальное звучание.

Так, благородной миссии культурного диалога народов служит Московский международный фестиваль искусств имени Нуры Халмамедова «Звуки дутара», который проходит в российской столице с 2015 года. Название фестивалю дало известнейшее сочинение Халмамедова, написавшего в 1962 году, будучи студентом, пьесу «Звуки дутара» («Мелодия дутара»), за которую на Всесоюзном конкурсе молодых композиторов получил премию из рук Арама Хачатуряна.

Проект «Звуки дутара» возник на опыте популяризации туркменской музыки за рубежом, где она имела потрясающий успех. Как считает арт-директор Московского международного фестиваля «Звуки дутара», композитор и пианист Мамед Гусейнов:

— Бахши можно сравнить с древнегреческими философами. Им многое позволялось, их боялись, их уважали. Во многом благодаря им сохранилось наше поэтическое наследие, ведь многие произведения восстанавливали со слов бахши. Где-то до 30-х годов ХХ века у нас не было консерваторий, а существовала наставническая традиция. Очень важно было получить благословение от наставника. Одним из обязательных условий было совершение паломничества к местам захоронения легендарных покровителей музыки и музыкантов Ашик Айдын пира и Баба Гаммара. Все народные музыканты обязательно отправляются туда, чтобы получить благословение. Такое вот почитание!

Размышляя о цели и назначении Московского международного фестиваля «Звуки дутара», его арт-директор отметил:

— Как пишет Гегель в своей «Феноменологии духа», Дух каждого народа должен влиться в Мировой – Всеобщий дух. Мне тоже очень хочется, чтобы туркменская музыка влилась во всемирное искусство.

По мнению известных российских деятелей культуры, идеи и стремления этого фестиваля во многом солидарны с идеями художественного просветительства Московского международного фонда содействия ЮНЕСКО, которые нацелены на сохранение наследия и взаимообогащение культур разных народов.

В этом плане новость о том, что Секретариатом ЮНЕСКО зарегистрирована номинация по внесению в Список нематериального культурного наследия ремесла по изготовлению дутара, исполнительского музыкального искусства игры на нем и искусства бахши, имеет особое значение.

И для Туркменистана, который в этом году отмечает 25-летие своего нейтрального международно-правового статуса, и для всего мира, который остро нуждается в гармонизации международных отношений и гуманизации геополитики.

В современном мире музыка бахши служит духовным месседжем с древним и вечным призывом к гармонии, добру и справедливости.

Огульгозель РЕДЖЕПОВА

11+