Туркменистан-Россия: два века научного поиска

Туркменистан-Россия: два века научного поиска

История и культура Туркменистана уже третье столетие приковывают к себе внимание ряда целого ряда пытливых ученых из разных стран мира. Несомненным приоритетом здесь обладают русские путешественники и исследователи, заложившие фундамент научных знаний о туркменах и Туркменистане в таких областях как история, этнография, археология, ботаника, зоология, география и геология.

Совершая долгие и зачастую опасные экспедиции в неведомый край, еще в XIX веке они первыми составили достоверные карты туркменской земли, дали всесторонне описание Каспийского моря и Амударьи, Каракумов и Копетдага, их рельефа и климата, животного и растительного мира, а в дальнейшем – в первой половине века двадцатого – открыли неисчерпаемые запасы недр, природных кладовых нашей Родины.

Одним из ярких представителей великолепной плеяды русских ученых, которые внесли свою лепту в изучение Туркменистана, был Александр Александрович Марущенко.

Археолог Александр Марущенко

Древнейший, дописьменный период истории человечества изучается археологами. Проводя раскопки прежних мест обитания людей, их погребений, оросительных сооружений, культовых объектов, ученые по крупицам воссоздают реальный облик древних культур и самого человека, прослеживают судьбы племен и народов. Понятно, что в такой деятельности возможны различные подходы и разнообразные точки зрения. Проверить гипотезы можно лишь посредством подтверждающих или опровергающих их правильность накопленных со временем новых материалов.

В галерее славных имен крупных ученых, чьи труды ничуть не устаревают с годами, а лишь раскрываются новыми гранями и вызывают живейший интерес новых поколений исследователей, особое место занимает Александр Александрович Марущенко – выдающийся археолог ХХ века, посвятивший всю свою жизнь открытию и изучению древних памятников Туркменистана.

В 1920 году, будучи 16-летним подростком — слушателем высших археологических курсов при Самарском университете, он получил свой первый «открытый лист» для обследования памятников Бузулукского уезда. После окончания курсов Марущенко работал в Самарском университете, в губернском архивном бюро, затем в конце двадцатых годов прошлого столетия был призван в армию. Впоследствии, получив диплом археолога в Московском университете, получил приглашение правительства Туркменистана. Александр Марущенко прибыл в Ашхабад, где возглавил впервые организованную археологическую секцию Института туркменской культуры.

С тех пор до конца своих дней он жил и работал в Туркменистане, объездил и исходил пешком почти все районы нашей страны в поисках неизвестных памятников прошлого.

Имя Александра Александровича Марущенко хорошо известно в научных кругах. Он был ученым необычайно широкого кругозора и эрудиции. Его интересы распространялись от историко-археологических до естественных наук. В последних он тоже прекрасно разбирался и постоянно использовал их для решения археологических проблем.

А.А.Марущенко хорошо знал Украину, Казахстан, Урал и Поволжье, Переднюю Азию, Египет, Индию и Монголию. Прослеживая связи культур Южного Туркменистана, он нащупывал пути передвижения древних племен и народов. Александр Александрович свободно ориентировался в геолого-географических науках, антропологии, лингвистике, глубоко изучал письменные источники, отовсюду черпал полезные сведения. И он один из первых, кто исследовал археологические памятники Туркменистана. Его широкая эрудиция, исключительные знания помогли ему сделать немало важных открытий.

Несмотря на разносторонность своих научных интересов, он особое внимание уделял изучению каменного века Туркменистана. Этой проблемой А.А.Марущенко в основном занимался в семидесятые годы, после выхода на пенсию, выезжая в экспедиции с археологами, геологами, геоморфологами. В этот период им составлена коллекция каменных орудий, преимущественно из западных районов Туркменистана.

В его материалах, хранящихся в архиве Института археологии Российской академии наук, обнаружен набросок очерка о периоде каменного века на территории Туркменистана. На Заузбойском плато, в Каракумах, частично на окраинах древних дельт и в среднем течении Теджена и Мургаба, Бадхызе и Карабиле, местами — в среднем течении Амударьи неутомимый ученый собрал богатые коллекции.

В результате исследований последних лет археологический материал каменного века существенно пополнился, дополнены представления об истории древнейшего населения и подтвержден тезис Марущенко о существовании на территории Туркменистана памятников восточно-европейского и переднеазиатского облика эпохи палеолита.

Не будет преувеличением сказать, что А.А.Марущенко был одним из основоположников археологической науки в Туркменистане. Он намного опережал время. Оттого нередко его воззрения раньше казались парадоксальными, необычными и шли вразрез с господствующими взглядами. Более того, твердая позиция в принципиальных вопросах вызывала недовольство тогдашних корифеев науки и даже «оргвыводы».

Много сил и времени отдал Александр Александрович изучению предгорной равнины Копетдага — месту появления и развития древнейших в мире культур орошаемого земледелия. Это позволило ему говорить о высоком уровне развития местных культур, не уступающих по ряду признаков блестящим цивилизациям Ближнего Востока. Появление древнейших укрепленных городов и частной собственности в эпоху ранней бронзы, процесс перехода от первобытнообщинного строя к государству.

На примере Намазга-депе, Алтын-депе и других памятников ученый утверждал, что предгорная равнина Южного Туркменистана входила в число первых очагов культуры древневосточного типа и развивалась в социально-экономическом отношении в ногу с ними. При этом своеобразие природной среды, а именно отсутствие больших рек обусловило не шумеро-вавилонский, а хетто-эламский путь развития.

В конце III тысячелетия до нашей эры местное общество стояло на пороге цивилизации. Марущенко допускал даже существование письменности у древних горожан и верил, что со временем она будет найдена.

За три десятилетия интенсивной работы он едва ли не в одиночку сделал не меньше, чем целый институт. Теперь даже былые оппоненты Александра Александровича под давлением неоспоримых фактов пишут о ближневосточном уровне развития южнотуркменистанских культур, протогородах, протогородищах, где раскопки велись под руководством академика В.М.Массона. Однако нельзя забывать — первое серьезное исследование Алтын-депе, Нисы и других крупных памятников начал именно А.А.Марущенко еще в 30-е годы прошлого века.

А еще он был признанным специалистом в области туркменского изобразительного искусства, освещал вопросы этногенеза туркменского народа, плодотворно занимался изучением туркменского ковра. Здесь он также проявил себя тонким и глубоким исследователем. Он знал в мельчайших деталях этнографическое полотно повседневного быта туркменских племен, родов, колен, подразделений.

Некоторые мысли и наблюдения Марущенко удалось записать в свое время этнографу, доктору исторических наук Аннадурды Оразову:

— Цвет и рисунок ковра полны глубокого смысла. Цветовая гамма туркменских ковров представляет большую эстетическую ценность, в ней заключена красота народного искусства. Но она имеет и гораздо более глубокий смысл, указывая на племенную или родовую принадлежность изделия. Как и рисунок, цвет у каждого туркменского племенного подразделения своеобразен и свойственен только ему, — утверждал Александр Александрович.

Ученые старшего поколения хорошо помнят исключительно интересный доклад А.А.Марущенко на Всесоюзном совещании по этногенезу туркменского народа, которое ровно полвека назад состоялось в Ашхабаде. Ученый анализировал истоки отдельных изобразительных элементов и композиций ковра и их соответствие с орнаментами на керамике и предметах искусства предшественников туркмен в эпохи энеолита, бронзы, раннего железа и т.д.

Сегодня, когда в мире усиливается интерес к национальному достоянию туркменского народа, нельзя забывать о проделанной этим ученым работе. И очень важно донести его мысли до широкого круга современных и будущих исследователей в области туркменской истории, этнографии и культуры.