Такие  маленькие лодки, такие  смелые  сердца…

Такие маленькие лодки, такие смелые сердца…

Владимир Зарембо

Возможно ли, преодолев Каспийское море на одноместной деревянной лодке, доплыть до Москвы?

Учитывая крутой нрав Каспия, на этот вопрос многие дадут отрицательный ответ. Однако…

Тридцатые годы прошлого века были до предела насыщены яркими событиями в жизни Туркменистана. Это было время небывалого подъема народной энергии, жажда подвигов и открытий. Только что завершился легендарный конный переход Ашхабад-Каракумы-Москва. Вслед за этим девушки из разных районов Туркменистана, объединившись в несколько отрядов, совершили, по примеру своих старших братьев, конный переход Чарджоу (ныне Туркменабад)-Ашхабад. В 1933 году cостоялся легендарный автопробег Москва-Каракумы-Москва (о котором Orient недавно публиковал материал). Примерно в это же время группа туркменских альпинистов поднялась на одну из самых труднодоступных вершин мира – Памир.

В ряду этих подвигов стоит и переход туркменских рыбаков от Красноводска (ныне Туркменбаши) до Москвы. Переход опасный и небывалый по сложности, так как осуществлялся на небольших выдолбленных из дерева лодках — таймунах.

Цель похода состояла в том, чтобы подтвердить: наши соотечественники, живущие в окружении пустыни, гор и моря, способны преодолеть любые преграды. К тому же этот переход должен был продемонстрировать лучшие качества туркменских рыбаков – силу, отвагу, выносливость.

К походу готовились основательно. Из жителей прибрежных районов отобрали девять человек, наиболее подходящих для столь нелегкого путешествия. Самому молодому – Оразу Таганову только исполнилось восемнадцать, самому старшему — Аннаку Гельдыеву перевалило за пятьдесят.

План похода был разработан в мельчайших подробностях. Все участники перехода прошли медицинское освидетельствование, все таймуны скрупулезно проверены, чтобы не было ни малейшей трещины и щели. Таймун — плоскодонная одноместная туркменская лодка, выдолбленная из цельного куска дерева, наподобие байдарки или индейского каноэ. Ходить на них можно сидя, или стоя на одном колене.

Таймуны очень быстроходные, легко скользят по воде, но управление ими требует особой подготовки и постоянного внимания: одно неверное движение, даже в тихую погоду, и лодка, не имеющая осадки, переворачивается. Туркменские рыбаки используют таймуны для разведки скопления косяков рыб и для охоты. Но для дальних путешествий таймуны никогда не использовались.

Вот на таких лодочках участникам похода предстояло проделать путь почти в 5 тысяч километров. Из них 1200 километров по изменчивому и непредсказуемому Каспию, 2300 километров против течения по одной из величайших рек мира – Волге, и ещё около 1000 километров по Оке и Москва-реке.

Вечером пятого июля 1936 года после торжественного митинга, участники похода, провожаемые на пристани многочисленными жителями города и приехавшими даже из отдалённых сёл товарищами, вышли из Красноводска и, двигаясь вдоль восточного побережья, взяли курс на Кара-Богаз-Гол.

Капризен седой Каспий. За время пути каравана он десятки раз будет менять своё настроение, то ласково покачивая лодки, то яростно обрушивая на них свои валы. Шторм на Каспии приходит молниеносно. За несколько минут тихое, зеркально-гладкое море превращается в беспощадную пучину.

Первый, 7-бальный, шторм настиг мужественных таймунщиков уже на третий день пути, на переходе от Карши к Кара-Богаз-Голу — последнему населённому пункту на туркменском побережье Каспия. Буря разметала лёгкие лодочки как щепки. Двенадцать часов путешественники боролись со стихией.

В трехбалльные шторма при попутном ветре и мертвой зыби рыбаки связывали таймуны парами и шли под парусами в открытое море. Не один шторм и буря застигнут их в пути, но они не сдадутся, и не повернут назад.

На седьмой день пути стали встречаться первые парусники казахских рыбаков. Коллеги по морскому делу и соседи по земле долго шли рядом, расспрашивали, удивлялись необычности вояжа туркменских рыбаков. И каждый преподносил в дар свою часть улова. Отказаться нельзя – кровно обидишь брата.

В зависимости от погоды таймунщики шли то на парусах, то на веслах. Усталость нечеловеческая, если учесть, что некоторые этапы пути они проходили безостановочно по десять-двенадцать часов. Отдыхали, причаливая к берегу. Здесь путешественники разминались, устраивая шутливую борьбу, слушали песни в исполнении своего товарища Байджана Атаева, скудно поужинав, ложились спать. А ранним утром — снова в путь.

15 июля, набрав 120 ходовых часов с начала путешествия, преодолев 800 километров морского пути, таймунщики прибыли в форт Александровск. Отсюда начинается самый ответственный участок похода – свыше 300 километров наперерез Каспия, в Астрахань.

22 июля тысячи трудящихся Астрахани вышли встречать туркменских рыбаков. Хлеб-соль, цветы, дружеские объятия, поздравления. Немного передохнув, осмотрели лодки. Они оказались в полной исправности, вот только солёная вода немного размыла покраску…

Вскоре смелые путешественники покинули гостеприимный город. Впереди – Волга. Но на подступах к великой русской реке внезапно разразился шторм. Время шло, а шторм крепчал. Но и на этот раз всё обошлось благополучно.

После Каспия, по которому таймунщики плыли практически в одиночестве, маршрут стал более оживленным. Легкие таймуны, ведомые искусными руками как маленькие ящерки сновали по реке среди больших двухпалубных пароходов, которые по сравнению с миниатюрными лодочками казались исполинами. Разительно изменился и пейзаж. Они проплывали мимо городов и сёл, мимо березовых рощ и колхозных полей, на которых полным ходом шла уборка хлебов. Здесь караван настигли первые проливные дожди.

О переходе туркменских рыбаков знали все и радостно встречали отважных путешественников. Всюду, где имелись населенные пункты, на берег выходили местные жители, приветливо махали руками, зазывали в гости. Люди сбегались посмотреть на таймуны, пробовали их руками, забирались на борт. Им трудно было поверить, что на этих утлых лодочках пройдено более полутора тысяч километров.

У поселка Сероглазка на берег высыпали дети из пионерского лагеря. С отеческой нежностью рыбаки усаживали ребят на таймуны и катали ребятишек по реке. У города Камышин волжские рыбаки попросили путешественников самим прокатиться немного на таймунах, но без навыка это сделать было невозможно: смельчаки, под хохот товарищей, опрокидывались в воду.

В городе Вольске в честь туркменских братьев вся пристань была украшена цветами. В этой точке была пройдена ровно половина пути. Здесь же участников перехода постигло горе. Один из молодых рыбаков Махтумкули Язкумов простудился и тяжело заболел. Несмотря на его просьбы плыть вместе со всеми, парня оставили в больнице. Там он и скончался. Товарищи проводили его в последний путь и двинулись дальше.

Дни в походе проходили по твёрдому расписанию. В пять часов утра подъём, затем завтрак и в шесть часов – в путь. По дороге делали короткие остановки для второго завтрака и обеда. В восемь часов вечера ужин и отдых. На остановках играли в шахматы, шашки, домино, ходили в кино, театр. Для таймунщиков все здесь было внове, ведь никто из них до этого никогда не выезжал дальше пределов своего района.

В Сталинграде, куда таймунщики прибыли 1 августа, пройдя по Волге за 111 ходовых часов 495 километров, навстречу им вышли сотни спортивных лодок и шлюпок. В городе путешественникам показали гигантские цеха прославленного сталинградского тракторного завода. Через несколько лет они превратятся в руины, завод станет одним из бастионов Великой Отечественной войны, а само название Сталинград – символом мужества и непоколебимой стойкости солдат той войны. Среди защитников города будут и земляки наших путешественников.

В Сызрани, в селе Переволоке, таймуны были перенесены на реку Усу. Сельчане восторженно встречали таймунщиков. Им было известно, что в прошлом году, почти в это же время, в этом же колхозе встречали отважных туркменских джигитов.

Остались позади Куйбышев, Ульяновск, Казань…

В Горьком специальная комиссия осмотрела участников перехода и нашла, что здоровье у всех отличное. За два дня отдыха они осмотрели достопримечательности города, побывали на знаменитом автозаводе ГАЗ. И снова в путь по Оке, к конечной точке маршрута — Москве.

29 сентября таймунщики подошли к Белоомуту. Навигация уже закрывалась, но для туркменских путешественников сделали исключение – открыли тяжёлые ворота шлюза.

Шестого октября в 17 часов 10 минут на водной станции Центрального парка культуры и отдыха имени Горького состоялась торжественная встреча отважных туркменских рыбаков, завершивших беспримерный в истории переход на таймунах из Красноводска в Москву.

По этому случаю таймунщики надели праздничные наряды, и строго следуя друг за другом, точно соблюдая между собой дистанцию, красиво и свободно подошли к причалу. Несмотря на ненастную погоду встречать таймунщиков пришли более 10 тысяч москвичей.

Так закончился небывалый трёхмесячный поход — за бортами туркменских лодок осталось 4653 километров морских и речных просторов.

Смелость и бесстрашие всех участников перехода были отмечены орденом «Знак Почёта». Перед началом путешествия напутствием им было: «Пусть конный пробег Ашхабад – Москва» послужит вам примером!»

Туркменские рыбаки не только повторили подвиг своих собратьев-джигитов, но, можно с полным основанием сказать, по степени сложности и опасности, в чём-то превзошли его.

И этот переход золотой страницей вошёл в летопись истории Туркменистана.