Страницы истории: « ЗА  ПОДВИГИ  ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЯ…»

Страницы истории: « ЗА ПОДВИГИ ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЯ…»

Владимир ЗАРЕМБО

Трудно подсчитать, сколько орденов и медалей существует на свете. Да это и не важно. Любая награда – независимо от цвета, размера, формы и содержания, призвана служить отличительным знаком, свидетельством мужества, храбрости, бесстрашия, решительности человека, пришедшего на помощь другим людям, в смертельно опасную для них минуту.

Многие, наверное, помнят, что еще несколько десятилетий назад существовали такие награды, как «За отвагу на пожаре» и «За спасение утопающих». Но, вероятно, не все знают, что прообразом для них послужила медаль с прекрасным названием «За спасение погибавших», утвержденная еще в 19 веке. О том кому и за что вручалась эта награда рассказывают документы начальника Закаспийской области, хранящиеся в фондах Центрального государственного архива Туркменистана. Но сначала небольшое отступление.

Восточный берег Каспия с глубоких времен населяли туркменские племена. Они славились своими ремеслами – набивкой кошм с двусторонним рисунком, тканием паласов, изготовлением прочных и легких рыбацких лодок, но особенно тем, что все до одного мужчины здесь были прирожденными рыбаками и мореходами. Это чисто мужское дело являлось наследственным.

Малыши здесь не боялись воды, ходить и плавать они учились одновременно. В записках путешественников, побывавших в Закаспийской области, читаем: «… туркмены Прикаспия высокие, широки в плечах, смуглые, сухокостные, большеглазые. В поведении сдержанны и, кажется, чуть суровы. Однако в разговоре сказывается их природная жизнерадостность, и это выдают белозубые улыбки. Они гордятся доверием, рады объяснить все, о чем спросишь, и здесь за честь считают дать приют гостю». И не только приют, но и помощь, если понадобится.

«Семнадцатого июня 1893 года, около шести часов вечера, команда пограничной стражи из Красноводска, – всего 15 человек,- вышла в море и двинулась по Красноводскому заливу на запад. Дул северный, средней силы ветер. Когда лодка достигла расположения Шихского аула, ветер стал усиливаться и не дал возможности пристать к берегу. Команда решила бросить якорь. Ночь прошла благополучно, но утром начался шторм. Один из якорей был оторван, руль и мачтовая рея сломаны, парус изорван. Лодку стало уносить в море. Командой был подан сигнал о помощи.

Помощь не заставила себя ждать. На выручку терпящим бедствие подоспела лодка с пятью местными рыбаками. Они приняли к себе всю команду с находившимися при них вещами, поставили парус, и направились было к берегу, но внезапно налетевший шквал опрокинул лодку килем вверх. В воде оказалась вся команда, которая взобралась на киль лодки. Теперь и эту лодку стало уносить в море. Один из спасателей – Аджи Дейнак Курбан Мамед Махтумов нырнул под лодку, развязал якорную цепь, якорь достиг дна и лодка остановилась. До берега было две с половиной версты ( больше трех километров.-В.З.). Положение осложнялось тем, что выровнять рыболовный таймун мешала мачта, застрявшая под водой. Усилиями команды удалось сломать мачту и опрокинуть лодку килем вниз. Команда разместилась на корме и на носу.

Из Шихского аула на помощь первой лодке вышла еще одна с шестью спасателями. Ею управлял Алака Курбан Мамед Махтумов. В два часа пополудни он очень искусно подошёл к терпящим бедствие, бросил якорь, и принял всю команду. Через несколько часов, благодаря спавшему ветру, лодка благополучно причалила к берегу».

Вот свидетельство очевидцев той спасательной операции: «Положение команды и экипажа первой спасательной лодки было поистине критическое: волны перебрасывало через людей, находившихся на корме и носу таймуна. Жизнь каждого висела на волоске. Люди настолько ослабли, что больше не в силах были держаться за борта полузатопленной лодки, и если бы не подоспевшая вовремя на помощь — другая рыболовная лодка, то они были бы унесены волнами. С опасностью для своей жизни и с полным самоотвержением мужчины Шихского аула пустились на лодке при сильном шторме спасать погибавших. Команда из двух офицеров, 13 солдат и пяти рыбаков была спасена».

По представлению Начальника Красноводской области приказом Начальника Закаспийского уезда все спасатели с первой и второй лодок были награждены серебряной медалью «За спасение погибающих».

Это далеко не единственный случай, когда туркменские рыбаки, рискуя жизнью, шли на помощь терпящим бедствие. «Поздним вечером 24 апреля 1902 года рыбаки острова Челекен Таганклыч Нияздурды-оглы, Алибек-оглы, Магометберды Байраммамед-оглы, Айтмамед Артык-оглы и Аннанияз Джуманияз-оглы отправились на рыбацкой лодке из Красноводска в Кизыл-Су. Внезапно умеренный ветер перешёл в шторм, так что едва можно было держаться в лодке. Видимость была практически нулевая. Около Кизыл-Су рыбаки услышали крики о помощи. Они стали лавировать по ветру, чтобы подойти поближе к тому месту, откуда раздавались призывы о спасении. С большими усилиями им удалось различить опрокинутую лодку-ботик и сидящих на ней пятерых людей. Они окончательно замёрзли, окоченевшими пальцами из последних усилий цеплялись за края лодки.

Рыбаки, не имея возможности подойти ближе, бросили якорь, спустили кулас- (плоскодонную лодку-шлюпку В.З.), с помощью которой протянули канат к перевёрнутому ботику и по нему стали перевозить тонущих людей на свою лодку. Здесь они переодели уже терявших сознание людей, обогрели, напоили чаем и доставили в Кизыл-Су. Рыбаки вернулись домой и вскоре узнали, что их разыскивает командир пограничного отряда. Ботик, как оказалось, принадлежал пограничной страже. За спасение солдат рыбаки были награждены серебряными медалями «За спасение погибавших».

Конечно, учитывая крайне сложную обстановку, которая грозила стать роковой не только для терпящих бедствие, но и для спасателей, рыбаки могли, посочувствовав, пройти мимо. Однако морской закон суров и непреклонен – погибающего спаси. Пусть и ценой собственной жизни. Этого закона всегда придерживались туркменские рыбаки. Но дело даже не в сложившихся принципах, а в природной, впитанной с молоком матери, гуманности, человечности.

Не случайно статут медали «За спасение погибавших» так определяет повод для ее вручение – «За подвиги человеколюбия, с опасностью для собственной жизни совершенные».

В фондах Центрального государственного архива Туркменистана можно встретить и другие документы, рассказывающие о мужестве и отваге наших земляков, приходивших на помощь людям, оказавшимся в смертельной опасности. Причем не только на воде.

Медаль «За спасение погибавших» была универсальной. Ею награждали за вызволение путников, заблудившихся в песках, за помощь пострадавшим на пожаре, за спасение людей, потерявшихся в горах. Возможно, у кого-нибудь из наших сограждан среди семейных реликвий до сих пор хранятся эти памятные медали, как напоминание потомкам о предках, не жалевших своей жизни во имя человеколюбия.