Share
В Ашхабаде отметили католическое Рождество: Служите людям и творите

В Ашхабаде отметили католическое Рождество: Служите людям и творите

Александр БАЙРИЕВ

Традиционной частью общенародного празднования Нового года в Туркменистане являются католическое и православное Рождество, которые вплетаются прекрасными цветами в общий венок чудесного торжества, с которым мы связываем свои лучшие мечты и пожелания. Рождество Христово — один из важнейших христианских праздников, который является государственным более чем в 100 государствах. Не в Туркменистане, где основная масса верующих – мусульмане, но толерантность общества в стране способствовала тому, чтобы разные конфессии, мирно и слаженно сосуществуя бок о бок, служили объединяющим людей духовным пристанищем.

В день католического Рождества ORIENT побеседовал с отцом Анджеем Мадеем, атташе по вопросам культуры Апостольской нунциатуры Ватикана. Более 20 лет он занимается своей миссией в стране и за это время стал известной личностью среди туркменистанцев.

— Отец Анджей, разрешите в самом начале нашей беседы поздравить вас со светлым праздником Рождества Христова. Скажите, как вы отметили этот праздник?

— Большое спасибо за поздравления. Конечно же, в Туркменистане община католиков небольшая, но это очень дружная семья. А во всем мире последователей нашей религии свыше 1,3 миллиарда.

— Католиков во всех уголках земного шара немало, но вместе с тем Рождество Христово 25 декабря отмечают не только последователи этого направления христианства, но и протестанты, и даже некоторые православные. А какие у вас особенности празднования в Туркменистане?

— Традиция простая. Вечер рождественский начинается в семье – она собирается, и мы читаем Писание об этом событии в Вифлееме. Так же и у нас отмечается это разднование, по-домашнему. Да, церковь — это место, где собираются многие люди, объединенные верой, но сам храм как понятие зарождается в домах, в семьях. Там и начинается празднование Рождества.

— Получается, что каждый дом и есть церковь?

— Церковь — в каждом доме! И каждый дом – есть церковь. Стараемся, чтобы было так. Это называется сочельник. Когда все садятся за стол, когда первая звезда загорается на небе. Под скатерть кладем сено. Почему? Потому что Иисус родился в сарае. И в его колыбели было сено. И мы тарелки с едой ставим на сено. За столом есть одно место, оно просторнее, чем другие, и перед ним — блюдо. Мы считаем, что в лице любого гостя может прийти сам Бог. И мы должны быть готовы принять любого гостя, пришельца, странника и пригласить его к нашему столу. Потому что Иисус Христос может прийти в любое время в любом облике…

— Иисус предупреждал своих последователей-апостолов, что придет внезапно и незаметно (как тать ночью – дословно, как вор ночной)…

— Да-да, он предупреждал, что люди должны быть всегда готовы к тому, что он может прийти в любое время. Пришёл в этот мир ночью, и некоторые полагают, что второе пришествие Христа произойдет таким же образом. Но и это неверно. Господь Бог придет в любой момент, и мы всегда должны быть готовы к этому. Для святой Девы Марии, которая под сердцем носила Иисуса, не нашлось места ни в одном из пристанищ, и ей пришлось расположиться в пещере, где во время плохой погоды укрывали скот. Само Его рождение произошло смиренно и в очень скромном месте.

— В этом есть смысл. Бог явился в облике Христа смиренно, в скромной обстановке.

— Бог – есть смиренное Его присутствие в облике человека и посреди людей. Так что мы можем и не заметить этого. И в том есть глубокий смысл. Когда произойдет второе пришествие Мессии, а об этом сказано в Писаниях всех мировых религий, жизнь вечная будет дарована тем, кто дал голодному хлеба, кто страждущему подал стакан воды, кто нагому дал рубашку, тому, кто принял в непогоду путешественника. И мы должны быть добры и отзывчивы к каждому человеку, ибо в их лице к нам может прийти сам Господь Бог.

— Другими словами: если вы хотите служить Богу, то служите людям?

— Да, именно так! Служите людям. В каждом человеке присутствует Бог. И в этом величие каждого человека, независимо от его ранга и статуса. Всем нам достаточно того, чтобы в каждом человеке узреть присутствие Бога, и тогда все люди на Земле будут жить как братья, как одна семья.

— Отец Анджей, когда зажглась Вифлеемская звезда и стали приходить посланники из разных уголков земли, чтобы преклонить колени пред посланником Бога, в их числе были и волхвы – мудрецы с Востока. Считается, что это были зороастрийцы…

— Мы веруем в то, что хотя бы один из них был из этих краев. Ведь именно здесь, в Центральной Азии уже в глубокой древности сложилась наука о звездах – астрология. Именно здесь были сооружены первые обсерватории и телескопы, чтобы наблюдать в ночном небе планеты и звезды, и изучать их движение.

— В Туркменистане такие обсерватории были в Куняургенче, Мерве и других городах…

— Одно можно сказать с достаточной определенностью — волхвы пришли с Востока. Как они могли достичь Иерусалима? Очень просто — уже тогда действовал Великий Шёлковый путь, один из маршрутов которого был направлен на Ближний Восток и в Иерусалим. И вполне возможно, что волхвы или кто-либо из них были посланцами из Средней Азии, и не исключено, что они могли быть родом из Куняургенча или Мерва.

— Есть мнение, что волхвы были последователями зороастризма. Известный учёный-археолог Виктор Сарианиди доказал, что прародиной зороастризма является Туркменистан, о чем свидетельствуют результаты раскопок древней страны Маргуш, расположенной в самом сердце Каракумов. Вы же были в Маргуше?

— Да, я посещал места, где проводились раскопки великой державы древности Маргуш. Встречался со знаменитым археологом Сарианиди, с Габриэлем Росси Осмида. Знаю их гипотезы о том, что Туркменистан есть прародина первой мировой религии зороастризма. Пусть это будет еще одной тайной, которую предстоит открыть человечеству.

— Отец Анджей, двадцать два года прошло с тех пор, как вы впервые увидели Туркменистан. На Ваших глазах происходило становление государственности в новом независимом Туркменистане. Какие воспоминания вы сохранили в своем сердце о прожитых в стране годах?

— Я свидетель того, как на моих глазах рос и развивался Ашхабад, превращаясь из маленького ветхого городишки в беломраморную столицу независимого государства. Я за эти годы принимал участие во множестве мероприятий, столько было грандиозных открытий, всего не перечислишь. Я свидетель того, как на моих глазах бедный в 90-х годах Туркменистан превратился в современное могучее государство.

Я во время молитвы взываю к Господу: Благослови то, что с такой любовью построили люди! Благослови сегодняшний день и все грядущие дни этой страны и туркменского народа.

Католическая церковь приветствует все миротворческие инициативы президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. Потому что он есть миротворец. Он призывает все человечество к добру и миру. И каждая инициатива туркменского лидера — на вес золота. Дай Бог, чтобы такие миротворческие инициативы продолжали исходить из сердца туркменского президента еще и еще.

Современный мир нуждается в таких миротворцах, как туркменский президент. Я буду продолжать молиться, чтобы небо над Туркменистаном всегда светилось добром, миром, состраданьем и примирением. Чтобы гостеприимная туркменская земля приглашала народы нашей планеты на диалог примирения. Дай Бог, чтобы имя Туркменистан закрепилось в истории человечества как страны-миротворца. Да будет так!

– Отец Анджей, вы видите, что Туркменистан — не монотеистическая страна. Вы яркий свидетель того, что у нас свободно выражают свои религиозные взгляды и христиане-католики, и православные, и мусульмане. Есть и другие небольшие религиозные общины. Как здесь живётся вам? Взаимодействуете ли Вы с представителями других конфессий?

– За 22 года моего пребывания в Туркменистане не было зафиксировано ни одного конфликта на религиозной почве. Здесь дружно живут все: кто верует в Иисуса Христа, в ислам или исповедует иные религиозные взгляды, либо вообще является атеистом. Все живут открыто, ходят друг к другу в гости, вместе отмечают праздники. Когда во время мероприятий я слышу мусульманскую молитву, я тоже по-своему подключаюсь к ней. И я думаю, что это и есть уважение к носителям иных религиозных взглядов. Это и есть надежный фундамент истинного гуманизма. Как бы я ни старался, я не смогу вспомнить хотя бы один случай, чтобы кто-то меня здесь, в Туркменистане, обидел бы. Наоборот, вижу великое множество свидетельств высочайшего гостеприимства, дружных диалогов, разговоров.

Иногда бывая в других городах, люблю зайти к представителям других религий и передать привет для, например, мусульманского священнослужителя — муллы. Бывает, что мне говорят: оставайтесь с нами, скоро время обеда и мы вместе откушаем. И я говорю: Господи, спасибо тебе за такие встречи!

– И вы вместе трапезничаете с мусульманами за одним дастарханом?

— Вспоминаю одну из таких встреч, когда я с очень уважаемым мусульманским богослуюжителем ел с одного блюда. Это было такое большое национальное блюдо. Для меня это было потрясающе интересно. Да, потому Бог создал людей разных национальностей, разных цветов кожи, мы говорим на разных языках, но Бог Всемогущий у нас у всех один.

Бог есть Добро, Бог есть Надежда. И все это нас объединяет. Все мы стремимся к тому, чтобы каждый из нас был счастлив. Чтобы Добро побеждало Зло. Ибо Бог есть Жизнь. И Он Всепобеждающ.

Надо осознать всем нам, что Бог у всех у нас – один! И все мы одна большая человеческая семья. Над нашей головой одно небо. И мы живем в одном доме. И если мы веруем в это, то обязаны беречь нашу Землю.

— Отец Анджей, известно, что вы пишите стихи. Несколько слов об этом, пожалуйста.

— Жизнь — тайна, и ее язык – это поэзия. Я люблю высказывание немецкого поэта Фридриха Гельдерлина о том, что человек жив вдохновением. Мы словно песню живем на земле. И эта мелодия во мне с детства. Уже более 50 лет я пишу стихи. Печатаюсь на польском языке. Одна книга только была на русском, одна на украинском, я слышал, что готовится перевод на немецкий. Может быть, когда-нибудь будет издание и на туркменском языке.

Да, я увлекаюсь словом. Но я думаю, что поэзия – это не только слово, это творческая мысль, как бы она ни выражалась. Это открытое сердце, когда человек не повторяет, не копирует других, но хочет поделиться своим. Не надо сидеть перед телевизором и ожидать лучшего в своей жизни – надо ее сочинять как песню, создавать, творить.

Я помню как-то президент Гурбангулы Бердымухамедов сказал о том, что страна ждет своих поэтов, писателей, архитекторов… В общем, творческих деятелей. И я думаю, на этот призыв ответит талантливая молодежь, потому что творчество – это мир, это великая радость. Греческое слово «поэзия» — «творить». Бог есть поэт, потому что он сотворил нас по своему облику и подобию, мы его дети. И мы можем быть сотворцами с ним.

Я участвую во многих мероприятиях в Туркменистане, хожу на выставки, концерты, и вижу, что творческий дух в стране питает юных, растет поколение, для которого большая радость сочинить что-то новое. Сказать свое слово и поделиться тем духовным богатством, которое есть в сердце каждого человека.

— Да будет так.

— Да будет так. Спасибо.