Любимица арабского мира произвела фурор на концерте в Ашхабаде

Любимица арабского мира произвела фурор на концерте в Ашхабаде

Праздничный концерт в честь Международного дня нейтралитета собрал в Ашхабаде целое созвездие эстрадных исполнителей из Китая, Индии, Пакистана, Узбекистана, Казахстана, Ирана и других стран. Но особенно ярко блистала на сцене певица из Египта Раван Элеян, покорившая ашхабадскую публику манерой исполнения, артистическим обаянием и особой душевностью.

– Концерт был просто невероятным. Он дался мне непросто, потому что это мой первый приезд в Туркменистан, я очень волновалась. Но как оказалось, зря. Потому что публика встретила меня с большим радушием и даже иногда подпевала. Я и не ожидала, что здесь в Туркменистане так много людей, которые знают меня, мои песни, мое творчество. Это потрясающее чувство, – поделилась Раван с ORIENT.

Раван Элеян – любимица арабского мира. Голос певицы позволяет ей исполнять разнообразный репертуар: и классические произведения, и лирические, как эстрадную, так и народную музыку. И она усердно развивает свой талант во всех направлениях, но для себя выделяет народные и лирические произведения.

– В фольклорных произведениях я нахожу себя, они всегда отзываются во мне особым внутренним трепетом. Эти мелодии, эти строки – сама история. И мне нравится быть сопричастной к ней.

Певица улыбается, говоря о народной музыке. Здесь, в Туркменистане, ей довелось осознать, как традиционные ценности, национальная одежда и старинные песни органично вписываются в современность, переплетаются с ней и рождают удивительную смесь.

– Туркменистан впечатлил меня еще и тем, что для вас народное, национальное, традиционное – это не что-то далекое. Вы каждый день живете в этом: носите национальные украшения, слушаете фолк-музыку, живете в современном мире, который созвучен с прошлым. И это меня бесконечно восхищает. Возможность прикоснуться к этой гармонии делает меня счастливой. Я впервые в Туркменистане, но надеюсь приехать сюда снова, чтобы понять, как вам удается совмещать традиции и современность, народные истоки и модерн.

Ни на секунду не забывая о своем призвании, Раван все соизмеряет через призму музыкального искусства:

– Туркменская музыка имеет много общего с арабской. Ваши музыканты мгновенно улавливают арабский мелодизм, его напевность и тут же безошибочно воспроизводят его. Это, наверное, от того, что у нас много заимствований из тюркской музыки. Но и мы, в свою очередь, тоже используем такие традиционные для тюркских народов музыкальные инструменты, как домбра, уд, ударные. Для наших музыкантов они так же привычны, как и для ваших. И, наоборот, элементы арабской музыкальной культуры есть в ваших произведениях. Поэтому мы не чувствуем особой разницы, так же, как не чувствуем языкового барьера – мы прекрасно понимаем друг друга, ибо нас объединяет тонкий язык музыки, порождая схожие чувства и эмоции.

На концерте Раван провела публику через этот барьер так, будто его и вовсе не было. Каждая ее эмоция мгновенно подхватывалась залом и становилась общей. Зрители, хорошо знавшие ее творчество, и те, кто впервые ее услышал, были единодушны в оценке ее таланта. А она говорит, что увидев Ашхабад, сразу же влюбилась в этот чистый беломраморный город, туркменскую культуру и тонких любителей музыки, собравшихся на концерт, и они ответили ей взаимностью.