Share
Жизнь продолжается, что бы ни случилось: памяти Марата Ниязова

Жизнь продолжается, что бы ни случилось: памяти Марата Ниязова

Владимир ЗАРЕМБО

В этом году 28 сентября исполнилось бы 85 лет со дня рождения выдающегося туркменского спортсмена Марата Ниязова. Пожалуй, трудно найти в истории отечественно спорта фигуру, более увенчанную лаврами, чем Марат Атаевич.

Легендарный путь спортсмена начался шесть десятилетий назад, когда в 1958 году на чемпионате мира по пулевой стрельбе, проходившем в Москве, мало кому известный молодой спортсмен из Туркменистана завоевал сразу шесть золотых медалей и звание шестикратного чемпиона мира в командном зачете.

Затем были Италия, стадион имени Виктора Эммануила Третьего и подлинный триумф. Первым из туркменских спортсменов Марат Ниязов проложил дорожку к самому желанному для каждого атлета пьедесталу, став серебряным призером Олимпийских игр в Риме в 1960 году.

В жизни ничего не происходит беспричинно, само по себе. То, что в далеком 1953 году студент Московского института нефти и газа имени И.Губкина выбрал именно стрелковый спорт, было определено характером Марата Атаевича, а именно, ставить перед собой цель и стремиться к ней. К тому же сказались и его бойцовские качества, заложенные природой. Найдите мужчину, равнодушного к оружию! У каждого представителя сильного пола в большей или в меньшей степени есть предрасположенность к оружию – генетическая память, оставленная далекими предками – воинами, охотниками, дуэлянтами. Возможно, именно она и привела Марата Ниязова в секцию спортивной стрельбы.

Про иного человека, не сумевшего реализовать себя в жизни, жалеючи говорят, что, дескать, родился он не в то время. Вот если бы сто или двести лет назад, тогда бы он в полной мере проявил свои таланты. Но времена не выбирают, и каждая эпоха предоставляет всем нам массу возможностей найти своим способностям достойное применение.

За полтора десятка лет спортивной карьеры Марат Ниязов достиг таких высот, какие не каждому спортсмену под силу. Перечисление всех его наград и регалий не может не впечатлить: один из сильнейших стрелков своего времени, серебряный призер Олимпийских игр, семикратный чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, четырнадцать раз становился чемпионом СССР. Девять раз показанные им результаты превышали официальные мировые рекорды, одиннадцать раз – рекорды Европы. Всего же в копилке заслуженного тренера Марата Атаевича Ниязова около 200 спортивных наград.

Оставив большой спорт и перейдя на тренерскую работу, Марат Ниязов и на этом поприще добился мировой славы профессионального тренера, тренера чемпионов. Его воспитанники не раз становились победителями самых престижных международных соревнований. Он готовил к поединкам различного уровня спортсменов нашей страны, Болгарии, Румынии, Египта, Филиппин, Мьянмы, Кувейта. Его учеников, многие из которых сами стали тренерами, можно встретить чуть ли не всех уголках планеты. Но в какой бы стране ни работал Марат Ниязов, он всегда представлял свою Родину – Туркменистан.

Однако все это спортивная сторона жизни выдающегося стрелка. Все, кто близко знал Марата Атаевича (а круг его общения напоминает по размерам орбиту большой планеты, которая притягивала всех, кто попадал под обаяние его личности), отмечали помимо таких качеств, как дружелюбие, открытость, гостеприимность, колоссальное чувство юмора, главную его черту его характера – надежность.

Он был настоящим мужчиной в том именно понимании, которое искони призвано служить эталоном поведения сильного пола. Такой — не предаст друга, не сбежит с поля боя, не даст в обиду женщину, защитит слабого, отдаст, если надо, последнее. Такие через всю жизнь проносят не поддающиеся переоценке и девальвации рыцарские понятия о чести, благородстве, справедливости и достоинстве мужчины.

Бьющая через край энергия Марата Ниязова поражала. Он уже разменял восьмой десяток, но по-прежнему продолжал тренерскую работу, все так же колеся по всему миру. Наконец решил: хватит, у него есть дом, любящая и любимая жена, дети, внуки, что еще нужно человеку, чтобы спокойно встретить осень своей жизни. Ему исполнилось семьдесят пять, когда произошло событие, нежданно-негаданно открывшее новую страницу в биографии патриарха туркменского спорта. Но теперь это случилось уже не на спортивной арене, а на… съемочной площадке.

На киностудии имени Алты Карлиева режиссер Керим Аннанов приступал к съемкам короткометражного фильма «Осень» по новелле своего отца Баба Аннанова, и искал исполнителя на главную мужскую роль. Требовался актер, который мог бы достоверно сыграть пожилого человека. Проходили пробы, шло время, но режиссер никак не мог найти нужный ему типаж. И тут он случайно увидел в городе Марата Атаевича, с которым был знаком много лет. Знаменитый стрелок в дополнение к своим пышным усам отрастил еще и бороду, что придало ему облик степенного аксакала.

«Вот это и есть мой герой!» — понял режиссер.

…«Осень» — это трогательная история двух одиноких стариков, односельчан Баладжа ага и Аксолтан эдже. Много лет назад нелепая случайность не дала им соединиться друг с другом, но спустя десятилетия, на склоне жизни судьба все же свела их.

Прочитав сценарий, Марат Атаевич, не раздумывая, согласился.

В пробах нужды уже не было. Предлагая роль Марату Ниязову, режиссер рассчитывал на то, что он наполнит образ своей яркой индивидуальностью. Так оно и случилось. Непрофессиональный актер прекрасно справился с задачей. Ему не нужно было объяснять всякие кинематографические премудрости. Он пропустил образ через себя, и создал тот характер, который требовался режиссеру. Душой, всем своим существом он почувствовал достоверность своего персонажа. Это было точное попадание в образ.

«Обычно даже опытные актеры волнуются, нервничают во время съемок, — вспоминал Керим Аннанов, — а Марат Атаевич сохранял олимпийское спокойствие, как будто всю жизнь только и делал, что снимался в кино».

Съемки происходили на исходе прекрасной, волшебной туркменской осени, в красивейших местах под Ашхабадом. Уже начинали облетать листья, предгорный аул был наполнен звенящей тишиной и окутан легкой дымкой. Яркие краски октября становились все мягче и приглушеннее. И эта осень, как оказалось, была последней у патриарха. Через полгода Марата Атаевича не стало…

Больно и нелепо говорить в прошедшем времени о том, чье жизнелюбие, казалось, не иссякнет никогда. Человек ушел, но осталась память. Осталась лента, с которой на зрителя смотрят умные, живые с лукавинкой глаза легендарного спортсмена, принявшего на время облик своего ровесника, земляка, человека нелегкой судьбы.

В картине есть сцена, где Баладжа ага, обретая, наконец, душевный покой, задумчиво глядит в небо, словно отыскивая в нем что-то, решая некую скрытую в небесной дали загадку.

Красивое, мужественное лицо этого умудренного жизнью старика вдруг озаряется улыбкой: он понял главную и такую простую истину: что бы с нами ни случилось, жизнь продолжается.