Share
Ашхабад не ждет благотворительности, особенно, в вопросах газопроводов

Ашхабад не ждет благотворительности, особенно, в вопросах газопроводов

Нуры АМАНОВ

После подписания 12 августа этого года Конвенции по правовому статусу Каспия, эксперты и аналитики всех мастей бросились доказывать всему миру, что ничего у Туркменистана с поставками природного газа на европейский рынок не выйдет.

Складывается ощущение, что до принятия Конвенции какие-то шансы были, а после принятия – нет никаких.

При этом в Конвенции ясно говорится, что прибрежные страны могут прокладывать по дну Каспийского моря магистральные трубопроводы, если договорятся с теми странами, через сектора которых пройдет трубопровод. Казалось бы, все понятно, строить можно. Но что поделать, нередко эксперты, по одним им понятным причинам, начинают доказывать, что белое — это черное и наоборот.

Дальше всех здесь пошло агентство Спутник–Азербайджан, в одном из материалов которого написано, что расходы Азербайджана по доставке своего природного газа в Европу по Южному газовому коридору к 2020 году достигнут 11,5 миллиарда долларов, и азербайджанские власти не собираются брать на себя дополнительные расходы по строительству Tранскаспийского газопровода, по которому предполагается вести экспорт туркменского газа.

Полагаю, что никто в мире не ждет благотворительности от Азербайджана в газовой торговле, и в первую очередь, этого не ждет Туркменистан.

При этом автор материала ссылается на состоявшуюся 25 августа 2018 года совместную пресс-конференцию президента Азербайджана Ильхама Алиева и федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, где Алиев подчеркнул, что строительство Tранскаспийского газопровода должно интересовать больше владельца газа, тогда как транзитные страны не должны проявлять здесь инициативу.

Никто и не утверждал обратного. Вопросы экспорта туркменского природного газа должны беспокоить и беспокоят, прежде всего, Ашхабад. Маловероятно, что туркменская сторона просила какого-либо озаботиться судьбой туркменского газа.

Все остальные страны вовлечены в этот проект в силу своей коммерческой заинтересованности. Есть интерес – принимают участие, нет интереса – занимаются своими делами.

При этом надо отметить, что в работе по организации экспорта туркменского природного газа в Европу через Каспий принимают участие Туркменистан, Азербайджан, Турция, Грузия и Евросоюз. Занимаются уже на протяжении ряда лет. И никого к этой работе силком не привлекали. Все принимают участие, поскольку экономическая выгода этого проекта очевидна.

Туркменистан строит планы диверсификации своего газового экспорта, Азербайджан, Грузия и Турция намерены извлечь выгоду, как транзитные страны, а Европа хочет на своем энергетическом рынке иметь выбор поставщика.

Все просто и ясно. Но не для агентства Спутник–Азербайджан, которое выкладывает главный козырь: «Особенностью политики официального Ашхабада является то, что туркменский газ страна доставляет лишь до границы и, соответственно, потенциальным потребителям предлагают самим строить газопроводы для закупки «голубого топлива»».

Вообще-то следовало бы знать, что для строительства такого газопровода создается специальный консорциум компаний, финансовых учреждений, привлекаются инвестиции, кредиты и так далее. И здесь нет никакой благотворительности. В консорциум вступают, только тщательно оценив перспективы проекта и взвесив свои возможности. Все инвестиции приносят инвесторам оговоренную в соответствующих соглашениях прибыль. Это известно даже первокурсникам школ менеджмента.

В данном случае налицо попытки представить проекты строительства Транскаспийского газопровода и последующего экспорта туркменского природного газа в Европу, как несостоятельные и не обеспеченные ни финансами, ни сырьем.

Ну, тут ничего необычного нет. Туркменистан на рынке природного газа считается конкурентом, а учитывая, что туркменские запасы занимают четвертое место в мире, то конкурентом очень серьезным.

При этом, Ашхабад конкуренции никогда не боялся, считая, что здоровая, равная конкуренция сродни сотрудничеству, ведь скоординированную, взаимовыгодную политику на энергетическом рынке можно вести даже будучи конкурентами. Вспомните ОПЕК!