Share
Мир в ожидании финала Каспийской «саги»

Мир в ожидании финала Каспийской «саги»

Нуры АМАНОВ

В нынешний уикенд в казахстанском городе Актау, на каспийском побережье, состоится долгожданное событие – «финальный» саммит глав прикаспийских государств, который должен принять Конвенцию по правовому статусу Каспия.

Мы назвали саммит финальным условно, поскольку, конечно же, главы прибрежных стран будут встречаться все вместе не раз. А финальное значение, эта встреча имеет в том смысле, что президентам Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана предстоит завершить 22-летний, пятисторонний труд, и подписать Конвенцию по правовому статусу Каспия, которую политологи уже справедливо «окрестили» Конституцией Каспийского моря.

Текст Конвенции в конце июня этого года был опубликован на портале правовой информации правительства РФ.

В преамбуле документа подчеркивается, что «Каспийское море имеет для пяти прибрежных государств жизненно важное значение, и только они обладают суверенными правами» в отношении этого водоема и его ресурсов. Использовать Каспийское море предполагается только «в мирных целях», а его ресурсы расходовать «рационально», соблюдая меры по «защите и сохранению природной среды».

В проекте Конвенции указано, что дно и недра будут разграничены по секторальному принципу, а сама акватория — на внутренние и территориальные воды, рыболовные зоны и общее водное пространство. Каждая из пяти сторон получит право установить территориальные воды, не превышающие по ширине 15 морских миль, которые будут отмеряться от исходных линий, определенных в соответствии с Конвенцией. Каждая страна получит также право установить рыболовную зону шириной 10 морских миль, прилегающих к территориальным водам.

Проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря предполагает возможность для стран-участниц прокладывать подводные трубопроводы. При этом оговаривается, что такие проекты должны соответствовать экологическим требованиям и стандартам, «закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются».

Также Конвенция запретит присутствие иностранных военных на Каспии. Сами же страны будут обеспечивать «стабильный баланс вооружений на Каспийском море» и «осуществлять военное строительство в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех сторон».

Согласно проекту декларации, делимитация в рамках каспийского диалога будет проходить на двух и трехсторонней основах, как это было между Россией, Азербайджаном и Казахстаном, когда произошел раздел северной части Каспийского моря.

В документе четко прописано, что самый главный принцип при делимитации – это принцип договоренности и консенсуса.

В преддверии саммита глав прикаспийских стран в Актау, некоторые эксперты задают вопрос, возможно ли, чтобы Каспийская конвенция не будет подписана.

Теоретически возможно все. Но практически, вероятность этого, по сути, нулевая. Документ разрабатывался консенсусом, и если какая-то из сторон была с чем-то не согласна, у нее была масса времени и возможностей это несогласие выразить, а не ждать саммита, чтобы там высказать свое «фи».

У каждой из прикаспийских стран свои ожидания от принятия Конституции Каспийского моря. Документ создает нормативную базу для деятельности прибрежных государств на море, а также упорядочивает их взаимодействие, в вопросах, связанное с Каспием.

Туркменистан занимает активную и конструктивную позицию в вопросах разработки нормативно-правовой базы деятельности прибрежных стран в Каспийском море. Однако если почитать публикации ряда иностранных СМИ по каспийской тематике, то создается впечатление, что вся позиция Ашхабада заключается в том, чтобы построить газопровод по дну Каспия и продавать природный газ европейским странам.

Конечно же, это является глубоким заблуждением. Ашхабад инициировал подготовку и принятие пятисторонних соглашений по вопросам охраны окружающей среды, обеспечения безопасности, сохранения и рационального использования биоресурсов моря и т.д.

При этом инициативы Ашхабада не имеют прямого отношения к строительству трубопроводных систем. То есть туркменская сторона, участвуя в подготовке документов по Каспию, никогда не продвигала свои экономические интересы, а исходила из ценности интересов всех прикаспийских государств, в целом.

Что касается строительства трубопроводных систем на Каспии, то Туркменистан выступает за то, чтобы все эти вопросы решались на основе общепризнанных норм международного права. Если международное право позволяет, при соблюдении определенных условий, строить подводные трубопроводные системы, скажем, в Балтийском море, то почему этого нельзя делать на Каспии?

В целом, Конвенция по правовому статусу Каспия открывает перед прибрежными странами большие возможности, но вместе с тем накладывает на них большую ответственность, поскольку экология этого уникального моря, обладающего колоссальными богатствами, очень «хрупкая».

Будем надеяться, что большие возможности не заслонят для прикаспийских государств большую ответственность.