Share
Как ушли сарматские сосны и вернулись эльдарские: леса в предгорьях Копетдага

Как ушли сарматские сосны и вернулись эльдарские: леса в предгорьях Копетдага

Олег ВИНОКУРОВ

Известно, что сосна — дерево северное, предпочитает произрастать обширными массивами в высоких широтах и Сибири. Однако в жарком Туркменистане за последние два десятилетия это дерево уверенно шагнуло на пространства сухих предгорий Копетдага. Сосновые леса, высаженные в рамках государственной озеленительной программы, занимают здесь тысячи гектаров и исчисляются миллионами деревьев.

Культивируемый в наших краях вид сосны отличается особо стойким характером даже от морозолюбивых северных собратьев.

…Миллионы лет назад, еще в третичном периоде, во влажном климате побережья Сарматского моря привольно росла сарматская же сосна. Располагался этот древний водоем на больше территории от нынешнего Каспийского моря до Черного. Со временем, повторив судьбу занимавшего тогда значительную территорию Туркменистана доисторического водоема Тетис, Сарматскому морю пришлось отступить. А сосны на бывшем берегу …остались.

Климат стал значительно суше, а почвы – засолённей, поколение за поколением менялась и сарматская сосна. Теперь ее потомков величают по названию сухой Эльдарской степи, среди которой сохранилась рощица этого дерева всего в 25 гектаров. Для охраны уникального естественного местообитания сосны в Азербайджане на хребте Элляр-Оуги создан специальный заповедник.

Годовое количество осадков в Эльдарской степи не превышает 130-140 миллиметров. С мая по август дождей практически не бывает. Морозы в январе могут достигать -20°С, а в июле — жара до +42°С. Почвы же маломощны и бедны гумусом. Складывается впечатление, что на отдельных участках пустыни Каракумы условия более благоприятны, что уж говорить о предгорьях Копетдага. Так что, в отличие от айланта и тутового дерева, пришедших в Туркменистан из восточной Азии, или американских гледичии и маклюры родина этой сосны не так далека, всего-то за Каспийским морем.

В природе эльдарская сосна растет медленно — к полуторавековому возрасту достигает высоты в 6 метров, а диаметр ствола — 30 сантиметров. Часто сильно искривлена от сильных ветров, чем походит на деревья арчи на скалистых гребнях Копетдага, только те облюбовали местность значительно выше над уровнем моря.

В культуре же эльдарская сосна — красивое, стройное дерево с широкой кроной, при хороших почвах и поливе может за 30 лет подняться до пятнадцати метров. Насколько эффектны вечнозеленые хвойные красавицы, можно убедиться в парках и скверах Ашхабада, наблюдая сосновые рощи на трассе Тропы здоровья и в предгорьях. Дерево богато смолой, ее запах ощущается в воздухе, насыщая его фитонцидами, убивающими микробы.

Нипочем этому дереву летний зной и зимние морозы местного резко континентального климата. Поверхностной корневой системе не помеха и насыщенный щебнем грунт, деревья отлично на таком растут. Именно поэтому эльдарская сосна столь востребована в лесопарках аридной зоны, там, где засуха и каменистые почвы, в озеленении горных склонов.

Даже если вдруг полива некоторое время не будет, эта сосна не высохнет, как другие деревья. Она вспомнит сухую Эльдарскую степь, откуда родом, и остановит рост, будет развиваться очень медленно, красуясь насыщенной темно-зеленой хвоей, несмотря на засуху. Есть немало мест, где саженцы сосны, успешно укоренившись и освоившись, прекрасно растут уже без какого либо ухода, вполне довольствуясь невеликой влагой естественных осадков.

Семена хорошо защищены толстыми чешуями больших плотных шишек, созревают на второй год и имеют хорошую всхожесть. Сеянцы поначалу уязвимы к болезням и вредителям, поэтому в лесопарки из питомников их «селят» уже крепкими трехлетними саженцами. В смешанных посадках сосне эльдарской успешно составляют компанию тутовое дерево, гледичия и туя, можжевельники, все вместе они более устойчивы к насекомым-вредителям.

Эльдарская сосна культивируется на территории Туркменистана почти 90 лет. В Закавказье же это удивительное растение было ведено в культуру еще в конце XIX века. Эту сосну успешно выращивают в Таджикистане, в южных регионах Российской Федерации, а также во Франции, Болгарии, Румынии, Сирии, Египте, США и в ряде других стран планеты.