Почему Россия и Туркменистан возобновляют газовую торговлю?

Почему Россия и Туркменистан возобновляют газовую торговлю?

Россия и Туркменистан после трехлетнего перерыва проводят переговоры по возобновлению поставок туркменского газа в РФ. Чем это вызвано? Интересную аналитику по этому вопросу опубликовал сайт Ритм Евразии. Как отмечается в материале Алексея Балиева «Не газом бы единым… Новые ракурсы партнерства России и Туркменистана», возобновление газового партнерства Туркменистана и РФ, наряду с очевидными отраслевыми взаимными выгодами, укрепляет политико-экономические позиции Туркменистана в СНГ, как и России — в Центральноазиатском регионе. Кроме того, по мнению Балиева, Туркменистан тем самым политически и географически отдаляется от проектов экспорта газа в обход России, лоббируемых США и Евросоюзом.

Эксперт отмечает, что переговоры пока идут, что называется, в полузакрытом режиме, потому что газовые, особенно газоэкспортные, проекты обеих стран находятся под пристальным вниманием других участников мирового газового рынка, что объясняется тем, что РФ и Туркменистан являются крупнейшими игроками на энергорынке постсоветского пространства.

Как считает Балиев, спрос на туркменский природный газ в России растет в связи с программой внутрироссийской газификации, а смежным фактором этого спроса являются реализуемые крупные газоэкспортные проекты РФ («Сила Сибири», «Турецкий поток», «Северный поток — 2»). Все это требует существенного роста объемов резервирования газа для внутрироссийских нужд.

Кроме того, эксперт считает, что туркменская сторона, по многим оценкам, на европейском рынке газа не намерена «играть» против РФ и принимать участие в газовых проектах в обход России. В то же время география и высокая пропускная способность российских газовых магистралей позволяют уже в ближайшие годы экспортировать туркменский газ в значительных объемах практически во все регионы Европы.

Здесь эксперт делает довольно смелый прогноз, что в соглашение о газовом сотрудничестве между Туркменистаном и РФ от 2003 года, которое стороны считают действующим, могут быть внесены количественные коррективы, поскольку, «по имеющейся информации, объемы туркменских газопоставок в РФ, вряд ли, будут ниже 20 млрд. кубометров в год».

В этом материале представляет также интерес оценка западных аналитических агентств, в частности американской Stratfor о причинах возобновления российских закупок туркменского газа. Так, агентство в ноябре 2018 года отмечало, что возобновление газового партнерства России и Туркменистана сделает проблематичной реализацию проекта Транскаспийского трубопровода, предполагающего транзитную перекачку туркменского газа через Азербайджан и Грузию в Турцию и далее в ЕС. Так что возобновление российского импорта природного газа из Туркменистана может быть, по мнению Stratfor, «заявкой Москвы на стагнацию этого проекта».

«Политико-конъюнктурная ангажированность, да и терминология означенных оценок несомненна. Но и при этом они в целом правильно отражают объективные экономические и политические факторы, способствующие качественно новому этапу партнерства между Россией и Туркменистаном», — говорит в заключение автор.

Конечно, все вышесказанное тоже не более чем экспертная оценка происходящих событий, и ее точность будет проверена временем. ORIENT относится с уважением ко всем точкам зрения, даже если они не совпадают с точкой зрения редакции.

Нуры АМАНОВ